Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:34 

Чзнх?

Si vis pacem para bellum
Степень моего офигения от поставленных передо мной задач, которые ояебу как выполнять, сравнима только со степенью офигения от того, что пару часов спустя каким-то тупорыло-интуитивным образом у меня на экране появляется скомпилированная страница с отрегулированными картинками и работающими рефами. При том что я так и не понял, как это нужно было делать, как я это делал и какого хрена результат полностью рабочий.

И, знаете, меня этот результат нифига не радует. По одной простой причине - после столь "блестящего" выполнения задачи я совсем не застрахован от того, что мне такую задачу не нарисуют завтра. А в том, что завтра мое интуитивное я справится столь же успешно, я ни разу не уверен.

12:28 

И снова сны

Si vis pacem para bellum
Сегодня приснилось, что меня набрал отец и попросил подсобить в накрывании под Белой Церковью цеха по подпольной торговле оружием. Погрузились мы со спецотрядом милиции в два Ми-24 (о_О) и полетели тудымс. Цех оказался большим участком частного сектора, по которому после высадки рассеялся весь отряд и отец в том числе. Я остался в кабине вертушки на пару с весьма пофигистично относящимся к происходящему пилотом. И тут мимо меня пронаблюдался бородатый чел с калашом, на всех парах дезертирующий с поля боя. Дальше я спрашиваю пилота, мол, автоматик не одолжишь? Он одолжил. Я воткнул в него магазин, передернул затвор и десантировался наружу. Вблизи мужик оказался стремным, поэтому ложить его мордой в пол я не рискнул и просто вложил в него полмагазина.

Подошедшие затем спецы на пару с батей за подобное деяние меня похвалили. Дальше все это хозяйство начинают оформлять, и тут я понимаю, что добираться до Киева долго и не на чем (кроме как ждать, пока все закончат и полетят обратно), а мне в этот же день нужно написать 3 экзамена в школе (да, я с какого-то перепугу опять стал школьником), и плюс ко всему отдежурить полсуток на конюшне. Да, вот такой расклад. И тут я подхожу к главному подполу и говорю: "Мне тут сегодня надо было еще в других местах быть, выпишете мне справку, что я трудился на благо МВД?". После чего чины продолжили оформлять цех, а мы с рядовыми ментами вытащили из двадцатьчетверок чемоданы и на ближайших столах зарубились в вархаммер.

Ну и еще из юмора, диалог с другом:

- Пыщь, ну как там Карпаты поживают?)
- салют) Пиздато) тут круто) Еще бы не работать и вообще ахеренно бы было)
- сколько гуцулок уже употребил по назначению?
- пока нисколько) но две уже наметелось))))
- тормозишь)
- так стопе я только вчера приехал) прозондировал обстановку так сказать ;)
- главное - зонд береги)

20:41 

Жизнеутверждающе

Si vis pacem para bellum
- Ты думаешь, почему я не хожу на вечер встречи с выпускниками? Я боюсь себя, боюсь, что взорву эту школу к ебеням, и убью там половину народа, начиная с одноклассников и кончая учителями..
Сказать, что я удивилась, это ничего не сказать. Во-первых, сидевшая передо мной девушка была женой очень состоятельного человека. Во-вторых, более спокойного и хладнокровного человека еще надо поискать. Она не теряла сознания от вида крови, не боялась мышей, и могла успокоить тремя словами самого зарвавшегося хама. И, самое главное – в моих глазах она всегда была леди, речь тут не только о простой но очень дорогой одежде и косметике, а о том, что она вела себя как истинная леди в любой ситуации, будь то званный вечер или простая прогулка в городе. Она никогда не проходила мимо плачущего ребенка, помогала старушкам перейти улицу, подвозила женщин с детьми до дома, если на улице шел дождь или снег.
И тут такой всплеск эмоций, да еще и матом. Я была ошарашена. А ее прорвало. Она закурила и тихим голосом начала свое повествование:
- Все началось еще в детском саду. Я была дочерью простых людей, и не просто работяг, а еще и разведенных. В то время это было клеймо. Будто мне его на лбу выжгли и оно горело ярким неоновым светом, созывая всех идиотов на мою голову. Оно будто говорило всем – это изгой, ее никто не защитит, издевайся над ней смело!
Если в пропадали чьи-то колготки, то первой обвиняли меня, даже если потом их находили в шкафчике другого ребенка. Если была драка, то заранее было известно, кого накажут, даже если я в тот момент находилась в другом конце детской площадки. Потому что было удобно, этакая груша для битья, ведь папа не придет и не оттаскает никого за уши, не поставит на место воспитательницу, которая могла меня ударить ни за что, просто потому что у нее было плохое настроение в тот момент. Папа от нас ушел, и навсегда, больше я его не видела. А мама вкалывала на трех работах, ей некогда было разбираться с моими детскими проблемами, она с трудом находила лишний часик поспать. И я ее жалела, молчала. Иногда, конечно, она видела на мне синяки от щипков, царапины, но считала это нормой для шестилетнего ребенка – мало ли, споткнулась и упала во дворе…
А потом я пошла в школу.
Если кто-то прошел армию или дисциплинарный батальон и выжил, то я прошла школу и выжила. Элитная школа, даже в советские времена, была тяжким испытанием для ребенка из простой семьи. А мама, конечно же, из лучших побуждений, каким-то невероятным образом впихнула меня в школу, где действительно давали знания. Но плата за эти знания была слишком высока – загубленное детство.
Оказалось, моя первая учительница была знакома с воспитательницей из детского сада, и клеймо ребенка разведенных родителей перешло со мной из детсада в первый класс. Первого сентября, день, которого я ждала как спасение, мама привела меня в школу, как и всех девочек - нарядная школьная форма, белый фартучек, бантики в туго заплетенных косичках, белые носочки и новые туфельки.
И учительница сразу же посадила меня за последнюю парту. На мой вопрос – почему, я же не самая высокая, она ответила при всех детях в классе:
- Рот закрой, безотцовщина..
Она выплюнула эти слова так равнодушно, будто сказала, что на улице осень. А для остальных тридцати детей в классе это был сигнал к травле слабого. И травля началась, сразу же после первого урока.
Мне крупно повезло, в кавычках. У нас в классе была племянница этой самой первой учительницы. И на перемене эта маленькая дрянь заорала на весь школьный двор, показывая на меня пальцем:
- Она ублюдок, ее мать в кустах родила!!!
Если кто-то скажет мне, что семилетний ребенок понимает значение этой фразы, я плюну ему в глаза. Никогда ребенок сам не дойдет до таких умозаключений, он просто не способен объять такую грязь своим маленьким детским умом. Такое можно либо услышать от взрослого в ответ на вопрос, либо подслушать.
Эта маленькая гадина продолжала орать всякие оскорбления, все уставились на меня и ждали, когда же я разревусь. Ага, ждите, не на ту нарвались.
Как сейчас помню, на макушке у нее был хвостик с бантиком, эдакая маленькая пальмочка. Оказалось, за нее очень удобно хватать, и я со всей ненавистью шибанула ее головой об школу. В прямом смысле слова – об стену школы. Я могла стерпеть тычки в свой адрес, всякие мелкие пакости, даже затрещины, но оскорбления в адрес матери не прощала никому. И мажорная племяшка разревелась вместо меня. А я испытала какое-то животное наслаждение, глядя, как она размазывает по своему личику сопли, слезы и кровь. Да, кровь, так как разбила ей и нос и губу. Так и осталась на всю жизнь с искривленным носом и шрамом на губе. Жалею ли я об этом? Нет, и ни разу не жалела.
В результате, вызвали маму в школу, меня никто не слушал и не хотел слушать, даже хотели исключить, но не тут-то было. Во-первых, даже элитная школа должна была иметь какой-то низкий процент трудновоспитуемых детей из трудных семей (а разведенные семьи автоматом причислялись к оным), во-вторых, я была зачислена в музыкальную секцию при школе и хор, как обладающая идеальным слухом. Скрипачей на всю школу было всего трое, я была четвертая приглашенная туда. И за это я тоже поплатилась, но позже.
А за избиение хорошей девочки мне влепили двойку по поведению на год вперед и поставили на учет в детской комнате милиции. Вот такое вот замечательное первое сентября, первый раз - в первый класс.
Дальше – хуже. Дважды ломали смычки и чуть не сломали скрипку довоенной работы, которую по огромному блату достала моя тетя и купила ее аж за сто сорок рублей. Это была целая зарплата в советское время. Украли импортные туфельки, привезенные по случаю из заграницы мамиными знакомыми, пришлось идти домой босиком через весь город.
«Нищенка» и «безотцовщина» стали для меня привычными кличками, на которые я уже просто не реагировала к третьему классу.
И, чем старше мы становились, тем изощреннее были пытки. К примеру, сидим на истории, учитель был очень строгий и лепил двойки в журнал даже за шепот во время урока. И тут, сидящий позади меня (к тому времени я пересела за предпоследнюю парту, так как мальчики пошли в рост), дергает резко и больно за косу. Причем не просто дергает, а делает это умышленно и по-садистки больно, удержаться от громкого крика нереально. Все ржут как кони, потому что мне действительно ставят двойку в журнал и еще и пишут гневное послание матери в дневник, в духе – шумит на уроке, мешает остальным.
Иногда я приходила домой с дикой головной болью, потому что каждый дебил считал своим долгом дернуть меня за косу, и дебилов было много. Плакала и умоляла мать перевести меня в обычную школу, где обычные дети, и таких как я, не один-два на весь выпуск, а почти все такие.
Мать отмалчивалась, а потом говорила:
- Терпи, тебе нужны знания. С дипломом этой школы ты поступишь в любой ВУЗ с закрытыми глазами.
Я рыдала, бросалась ей в ноги, приводила веские аргументы, говорила, что меня доведут до сумасшедшего дома издевательствами, и мама тогда сказала короную фразу, этим самым развязав мне руки:
- Ты учись на отлично, это главное. Не позволяй себя унижать. Если оскорбили – игнорируй, а если будет рукоприкладство – давай сдачи. Как угодно и чем угодно. Если превосходят тебя силой, кирпичом бей, стулом, только не давай себя в обиду. Жизнь вообще штука очень сложная, привыкай. Защищайся любыми способами, иначе затопчут.
Это правда, именно тогда, в седьмом классе я поняла, что слабых топчут, ломают, причем делают это не по одному, а толпой. Потому что так проще, кого-то унизить, опустить, чтобы на его фоне смотреться крутым и быть в тусовке, как сейчас модно говорить. И, если ты не принимаешь правила толпы, ты автоматически становишься врагом, которого тоже попытаются затоптать и сломать. Так что, в толпе проще скрыться. Достаточно просто стоять рядом с мучителями и улыбаться над мучениями жертвы, и тебя самого не тронут. Такими были большинство.
Кто-то и классиков сказал, что самое страшное это равнодушие, а я это знала по себе. И равнодушных ненавидела больше, чем мучителей.
Но именно с этого дня я в корне поменяла свое поведение. Если раньше я могла проигнорировать то, что меня дергают за косу, то теперь я молча вставала прямо во время урока и била обидчика портфелем по голове, со всей дури. В того, кто посмел мне накидать земли из вазона в портфель, кинула тем самым вазоном. Засунувшему мне тараканов в бутерброды, завалила всю сумку пиявками и тиной. А своего главного обидчика я ударила стулом. Да, да, стулом. Он задрал мне юбку до шеи, хотел доказать всем, что трусы на мне рваные. Я спокойно нагнулась, взяла стул, на котором сидела, и ударила его. Лежал с сотрясением пару недель дома, а я спокойно вздохнула на время, потому что, без зачинщика шавки побаивались тявкать в мою сторону. Без зазрения совести я отбивалась всем, что под руку попадалось, и не смотрела на нанесенные повреждения. Мне было все равно, мама разрешила.
Из «безотцовщины» и «нищенки» я стала «бешенной». Меня боялись, но искать способ сломать меня не прекратили.
К восьмому классу моя коса выросла до пояса, я единственная во всей школе могла похвастать таким роскошным девичьим богатством. И растила я ее не потому что мне нравилось, а потому что их это бесило. И уже закалывала я ее в такую корону, на манер Зыкиной, дернуть нельзя было. Я вообще делала все, чтобы взбесить их окончательно – училась на отлично, участвовала в олимпиадах по нескольким предметам, и наслаждалась их злостью.
И тогда придумалась новая каверза – мне в волосы запустили вшей. Представь себе вшивую восьмиклассницу с косой по пояс. Первые дни я сама не понимала, чего это у меня так голова все время чешется, а потом, через несколько дней при очередном конфликте мне рассмеялись в лицо и сказали:
- Теперь тебе придется постричься, будешь лысой! Вшивая!!!
Я прибежала домой в ужасе, мама только и смогла ахнуть и вплеснуть руками, когда нашли первую вошь. Стрижка даже не рассматривалась в качестве варианта, три дня мне мыли волосы какой-то вонючей хренью, типа керосина, и потом всей семьей копошились в моей голове, вытаскивая мертвых вшей и яйца. И через три дня я вернулась в школу, как обычно, заколов ее короной на затылке.
И в тот же день меня поймали в раздевалке на уроке физры, с ножницами, хотели постричь. Били сильно, порвали мочку уха и разбили губу. Я была одна, а их шестеро. Помимо косы, чудесные мажорные дети хотели порезать мне одежду на куски. Хорошо, что не было идей о насилии. В четырнадцать лет они уже могли родиться.
Спасло меня действительно чудо – мой одноклассник.
Он, худощавый тихоня, никогда не принимавший участия в травле, всегда сидевший в сторонке, встал между нами и сказал:
- Хватит, это уже перебор.
Опешили мы все, и я в первую очередь. Этим он подписывал себе «смертный приговор». Если я была девочкой, и издевательства носили больше моральный характер, для Андрея, заступившегося за меня, все закончится в лучшем случае избиениями. Тяжелыми. За то, что пошел против толпы.
Я ему тихо сказала:
- Уйди, пусть их. Я не умру от этого.
Но он не отступил. Я смотрела на этого худенького мальчика, ниже меня на полголовы, и понимала, что на моих глазах мальчик стал мужчиной. И по сей день считаю, что это был поистине мужской поступок. Даже если раньше он боялся, то именно в этот момент он свой страх переборол и поступил, как подсказывала совесть.
Его избили вместо меня. А меня держали и заставляли смотреть на это. Били жестоко, ногами в живот, пока он не упал. И требовали, чтобы он плюнул в меня, тогда ему все простится, но он не испугался.
Когда они выпустили пар, отпустили и нас. Андрей корчился на полу, молча, а я сидела рядом с ним и плакала. Впервые за всю свою школьную жизнь я плакала при ком-то. Я могла смолчать и стерпеть любую агрессию в свой адрес, стиснув зубы, но я не сумела совладать с сочувствием. Именно это оказалось моей ахиллесовой пятой. И я рыдала, размазывая кровь из разбитой губы по всему лицу. Этот плач истощил меня настолько, что я не могла даже встать и позвать на помощь. Так и нашел нас физрук, и отнес Андрея в медпункт. Слава Богу, там никаких серьезных повреждений не было, только несколько дней он все же отсутствовал, слишком уж страшные синяки ему наставили.
Мы не могли сказать, кто это сделал. Потому что не было принято у нас жаловаться. Раз пожаловался, значит сломался, так мы считали. С другой стороны, даже если бы мы пожаловались, этим зверям ничего бы не сделали, слишком уж важными птицами были их родители. У одного – отец зам. министра, у другого – проректор университета, у третьего – мать в горкоме партии, и так далее. Бороться с ними было бесполезно, надо было просто ждать нужный момент. Как говорят итальянцы – месть, это блюдо, которое подают в холодном виде. И я ждала, знала, что этот момент наступит.
И он наступил, причем, дважды за несколько месяцев.
В ту весну к нам стали захаживать ребята из соседних школ, и очень крепко сдружились с той кучкой дебилов, что терроризировала всю нашу школу, не только меня. А в конце марта изнасиловали девочку из близлежащих домов, помоги ей Бог. Оказалось, что девочка тоже не из простой семьи, ее родители подняли страшный шум, и упорно искали насильников. Нашли их достаточно быстро, это была компания ребят из соседней школы, но подозревали в участии и двух моих одноклассников. Единственным свидетелем того, что их не было на месте преступления, была я. В тот момент они издевались надо мной в школьной раздевалке – заперли меня изнутри и не выпускали, где-то час. Но все это время они находились рядом, так что именно у меня не было сомнений, что эти двое никак не могли быть насильниками.
Настоящие насильники указали на них тоже, так как именно родители богатых мальчиков могли, если не спасти их, то, как минимум уменьшить срок наказания.
Их постоянно таскали по милициям, допрашивали, но они не могли доказать свое алиби. А я взяла больничный, и уехала к тетке в пригород. Все эти дни мой мозг лихорадочно работал, меня мучила двойственность ситуации. Я могла отомстить им, сказать, что их со мной не было, колония и тюрьма будут им родным домом на ближайшие десять лет. Но, с другой стороны, они действительно не насильники. Могу ли я взять на себя такую ношу, посадить невинных ребят на десять лет, покалечить им жизнь и сделать из них уголовников?
Через неделю я вернулась от тетки и пошла в школу. Родители мальчиков встретили меня еще на улице. Умоляли, обещали золотые горы, помощь в поступлении в любой ВУЗ Советского Союза, по желанию, помощь в получении квартиры маме, машину без очереди, все, что угодно, только бы спасти своих кровиночек от тюрьмы.
Я сказала, что подумаю. Но, прежде всего, мы все сядем в пустом классе и поговорим. И они оба, и их родители, и классный руководитель. Мы просидели там несколько часов, драгоценные чада признались родителям во всем, что они творили все эти годы. Мне не хотелось извинений за содеянное, мне не нужны были их наигранные просьбы и мольбы о прощении. Я просто хотела, чтобы их папы и мамы знали, каких детей они вырастили. И чтобы их драгоценные чада сами об этом рассказали. По концовке обе мамы плакали, один из отцов посерел и молча смотрел в окно, слушая о геройствах сына. А второй не выдержал, встал и влепил наследнику такую звонкую оплеуху, что тот не устоял и упал.
А я вышла из кабинета, не сказав им ничего. И на второй день рассказала правду в милиции, дала показания в их пользу. Они, родители этих уродов, конечно же, звонили моей маме, благодарили за то, что мама воспитала такую хорошую и честную девочку, учителя меня хвалили, что я настоящая комсомолка, а я смотрела на весь этот фарс и понимала, что перемирие продлится недолго. И оказалась права.
Чадам урезали дозу земных благ за достойное поведение, и я в их глазах стала воплощением вселенского зла. Не прошло и месяца, как меня стали запугивать какие-то приходящие идиоты с соседних школ, угрожали, пугали. Я испугалась, честно. На дворе начинались девяностые, разгул бандитизма, и меня, дочь матери одиночки, могли смахнуть с доски как ненужную пешку, в любой момент.
Однажды меня действительно сильно напугали. Какие-то незнакомые парни поймали меня в раздевалке во время перемены, прижали к стене, шарили по всему моему телу руками, и пообещали разобраться в ближайшее будущее. Я до того момента думала, что субботник - это рабочая суббота или уборка школьного двора. С того момента это слово приняло новое значение
Это было слишком серьезно, я убежала во двор какого-то дома, спряталась на скамейке под кустом у подъезда, и разревелась. Господи, мне было всего пятнадцать лет, я совсем еще дитя, а мне приходится жить с этим каждый день. Под угрозой насилия мать, конечно же, переведет меня в другую школу, или будет приводить и забирать меня со школы, чтобы со мной ничего не случилось.
И, пока я рыдала над своей горькой судьбой, из подъезда вышел парень, лет двадцати пяти. Оказалось, что он из тех, кто не проходит мимо плачущей девочки. Он принес стакан воды, успокоил меня, а потом долго и обстоятельно задавал наводящие вопросы. Я рассказала ему все, потому что чужому человеку всегда легче рассказать наболевшее, и меня, наконец-то прорвало. Потому что матери я многое рассказать не могла, а близкими друзьями у меня были только книги.
Он провел меня до школы, подождал снаружи, пока я забрала сумку, и проводил до мршрутки, проследил, чтобы я в нее села и поехала домой.
А на второй день к школе подъехала целая делегация из вишневых девяток. Не улыбайся, тогда это были самые крутые тачки, и такие машины могли себе позволить только крутые, действительно крутые парни. Оказалось, тот молодой парень был братом какого-то очень авторитетного бандита. Почему он решил мне помочь, я не знаю. Но, несмотря на то, что все приехавшие были настоящие бандиты, человечности в них было на порядки больше, чем в моих одноклассниках и в учителях, вместе взятыми. Вся школа тогда встала на уши в буквальном смысле слова. Бандитов нельзя было запугать ни умирающей компартией, ни милицией, ничем. Один из этих дядек в кожаном плаще прошел в кабинет директрисы и о чем-то с ней побеседовал, минут пять. А двое зашли к нам в класс, выгнали всех девочек и учительницу, и провели воспитательную беседу с моими одноклассниками. После чего, вручили мне бумажку с номером телефона и сказали – обидит кто, даже в мелочи, звони сразу.
С того дня моя жизнь изменилась на сто восемьдесят градусов. Мне все улыбались, все со мной здоровались, и никто не пытался обидеть. Меня страшно, в прямом смысле, начали бояться. И меня сторонились. Ну что ж, если я восемь лет проучилась в атмосфере полной ненависти к себе, то в вакууме жить было намного проще. Я знала, что по углам все шушукаются, что с кем-то из этих бандитов сплю, но мне было все равно. Правде о том, что абсолютно посторонний человек не смог пройти мимо такого, они бы не поверили. Им было проще верить в грязь.
В тот день, когда получила диплом об окончании школы, я поклялась, что ноги моей никогда здесь больше не будет.
- А при чем тут школа? – только сейчас я посмела нарушить эту исповедь. – Дети это не учителя, и одна ненормальная училка это не все.
Она улыбнулась:
- А ты думаешь, учителя не знали обо всех этих зверствах? Прекрасно знали, стукачей хватало. Плюс, моя классная руководительница присутствовала при безеде с родителями, но и пальцем не шевельнула потом, чтобы их утихомирить. Да и, надо быть полностью слепым, чтобы такое не заметить. А теперь представь себе, что та самая училка с первого класса сейчас замдиректора школы. Представила? Бедные дети, я им не завидую.
Кстати, эта мымра нам как-то звонила, я чуть не упала, когда она представилась по телефону. Любезная такая, доброжелательная и льстивая. Спрашивала, в какую школу пойдут мои мальчики учиться. И пообещала принять их к себе без тестов. И даже намекнула, что они приветствуют у себя в школе детей из таких благополучных семей, как наша. Муж взял трубку и впервые в жизни я услышала, как он матерится. Ты смеешься? А я опешила. Прямо так и сказал – пошла на хуй. Еще раз позвонишь сюда, я тебе лично ноги переломаю, карга старая. Я ясно выразился?
- А она что? – не стерпела я.
- А она - да, конечно, Андрей Владимирович. До свидания.
Мы обе расхохотались. Люди, сидевшие в нами в ресторане, обернулись, и пониманием заулыбались. Вот девчонки веселятся, наверное, что-то смешное рассказывают друг другу.


Я шла домой, обжевывая всю эту исповедь, и думала. Девочка, ставшая изгоем, затравленная и мучимая всеми, не сдалась. Вопреки всему и всем, она не сломалась, нашла в себе силы и пошла дальше.
И дети.. Эти невинные существа, как они могли превратиться в таких зверей? Слава Богу, мои дети не такие. Хотя, в глубине души, зашевелился червь сомнения. А вдруг я ошибаюсь?

17:52 

Вилочка

Si vis pacem para bellum
Судя по всему, затянувшаяся вилка с моим членством в страйкбольной команде близится к завершению. Ибо я таки не хочу больше играть в норгах и буду либо уходить из страйкбола вообще, либо уходить к варлордам. Осталось только придумать, как провернуть эту операцию минимально болезненно, а это достаточно нетривиальная задача...

20:01 

Рабчат

Si vis pacem para bellum
Саша
Блин, тебе не надоело язвить, чудила?

Женя
Сильные люди всегда немного грубые, пошловатые, любят язвить и много улыбаются...

***

Что-то в этом есть)

20:17 

Мде

Si vis pacem para bellum
Какой, сука, насыщенный день...

ВНЕЗАПНО позвонила Настя. Которая игнор, удаление из друзей, неберутрубку, развод и девичья фамилия. Думаете, извиниться? Помириться? Начать с чистого листа? А хрен там. Все намного прозаичнее - "Одолжи 400 гривен".

Блин, еще часов 6 этого дня. Что еще сегодня успеет произойти?)

17:50 

Страйкбол для чайников

Si vis pacem para bellum
Периодически пипл интересуется тем, как начать играть в страйк. Сегодня знакомая задала пару вопросов, накатал ей ответ-полотенце. Сохраню-ка его сюда, на случай, если снова придется кого-то просвещать.


- Ружжо. Сразу не рекомендую смотреть в сторону снайперских винтовок - дохрена дорого и себя как правило не оправдывает. Пулемет - это круто, мощно, эффективно, дорого и зачастую ненадежно. Штурмовая винтовка - это норм по деньгам и эффективности, но в стоке они, как правило, фуфлыжные - тюнинговать ружжо обязательно. Причем тюнить в первую очередь именно внутренности - тонкий стволик, проводку, аккумулятор, поршень, шестеренки и т.д. Внешние свистелки и перделки вроде прицелов, фонарей, подствольников и прочего - факультативно, по вкусу и в последнюю очередь.

- Обувь. Вместе с ружжом и очками - та вещь, на которой ох как не стоит экономить. Лучше взять хорошие импортные берцы за полторы штуки, чем убивать ноги в говноботах за 200грн.

- Очки. Есть смысл брать их либо со сменными линзами, либо прозрачные. Причина проста - в темных очках в сумерки или ночью нихрена не видно. Очки должны прилегать к щекам, но не ко лбу - должна быть вентиляция, иначе стекла будут немилосердно потеть, что приведет к их постоянному протиранию и как следствие - повысит шанс потерять глаз от передозировки пластиковым шаром.

- Камуфло. В основном можно смело брать бэушный шмот, убедившись в отсутствии на нем серьезного демеджа. Армейская униформа шьется на совесть и носится хорошо, даже будучи уже поюзанной.

- Разгруз. Бронежилетт - лучше для мужчины нет! Перед тем, как брать определенную модель, стоит ее у кого-то стрельнуть и прошвырнуться, чтобы понять, нормально ли в него пихаются магазины к твоему ружжу, есть ли куда засунуть рацию или любимого хомячка-неразлучника. А вообще разгруз критично зависит от направления моделирования, и на эту тему лучше говорить с сокомандниками.

- Магазины. Бывают двух типов: бункеры и механы.
Бункер - это богопротивная хрень, в которую шары тупо засыпаются оптом, после чего специальной хреновиной закручиваются в канал подачи. На бегу тарахтит и гремит, при подкрутке трещит. На нормальных играх пользоваться этим убожеством имеют право только пулеметчики, но у них бункера с электроподачей и им положено.

В механы же шары подаются сразу в канал подачи посредством хрени, напоминающей магазин от пистолета (реже - от винтовки), именуемой лоадером. Шаров в них влезает меньше, но зато не тарахтят на ходу и вообще тру. Количество потребных механ зависит от обьема магазина, прожорливости (читай - скорострельности) привода и кривизны рук, то бишь их склонности хоть куда-то попадать.

- Рация. Недешевое, но крайне нужное удовольствие. Сразу рекомендую отбросить блажь из разряда "сначала рацию, а гарнитуру - как-нибудь потом". Гарнитура - это такая хрень с микрофончиком и наушничком, которая позволяет юзать рацию, лежащую где нибудь в ж... в жилете сзади, и кроме того позволяющая при приеме не оглашать весь лес приказами твоего командира, которыми определенно заинтересуются представители противной стороны.

- Каска. Горшок, в реальном бою оберегающий череп от попадания туда посторонних предметов. На страйкболе нужен в основном для моделирования подразделения, практическая польза сводится к тарану древесных крон при поездках в открытом кузове и обереганию макушки на всяческих подземных сталкерах. Некоторые личности, вроде автора этих строк, при первой же возможности забрасывают каску куда подальше и натягивают альтернативный головной убор. Каска, естессна, подбирается под подразделение.

Ну вот как-то так)

16:16 

Shitshitshit...

Si vis pacem para bellum
Полоса офигенных жизненных метаморфоз, бляха, продолжается.

Сегодня мое 6этажное начальство родило мегамысль о том, что мне нужно переехать обратно на 6й этаж. Даже если абстрагироваться от того факта, что меня больше прет работа и коллектив на 10м, это просто бредятина - при работе в нижнем офисе у меня при самых жестких раскладах в день на живое общение по работе уходит минут 10 максимум, в то время как в верхнем офисе не один час мы вживую обсуждаем тесты, скиллы, контент и прочее.

А если учесть, что сейчас наш первый проект упорно идет к своему финалу (читай - кончине), и все перспективы компании завязаны на то, чтобы "выстрелил" второй проект, срывать меня со второго проекта - это похоронить эти перспективы к лешему. Потому что работы по контенту, который теперь стал архикритичен, дохрена и немножко, а кроме меня написать его не то чтобы некогда - тупо некому. И, во-первых, я должность райтера никому не отдам, а во-вторых - даже если взять нового, у него уйдет добрый месяц на вхождение в курс дела, даже при условии, что он отлично знает специфику РПГ, ММО и игр вообще, круто пишет и сработается с нашими.

Очень надеюсь, что получится пропихнуть на мою копирайтерскую должность Влада. Но он, редиска, упорно не отвечает на звонки, стук в скайпе и сообщения в вк.

А еще мое оформление в качестве СПД перешло в фазу бюрократического долбоебизма по причине того, что наше долбанутое свидомое правительство таки добралось своими шаловливыми пакращенскими ручонками до моей улицы Урицкого, переименовав ее в честь расстреляного Урицким митрополита Липковского. Поэтому я теперь беспаспортанец, ибо сей важный документ служит мне в настоящий момент пыжом лежит на переоформлении в паспортном столе.

Короче, если кто не понял - в единственной сфере, в которой у меня еще пока все было хорошо, наступил тотальный хтонический леденящий душу пиздец.

12:05 

Человек-ломатель

Si vis pacem para bellum
А тем временем я продолжаю свой марафон ломания неломаемых вещей. Сначала при прыжке пополам треснула стойка тормозов на мамином велосипеде. Потом сломался пополам ШУРУП в цевье винтовки нашего тимлида. А вчера каким-то непостижимым образом я ухитрился располовинить ОДНОЙ РУКОЙ микрофонную стойку в бархоте.

Я уже в собственном затылке чесать боюсь - вдруг сломаю...

20:08 

Фоершотс

Si vis pacem para bellum
Вчера вечером набрал мелкий и "порадовал" свежими новостями из главного корпуса моего универа:



Как говорится, комментарии излишни.

А так из насущного - я остался без глюкометра и по стечению обстоятельств в ближайшее время буду колоть просроченный инсулин. Впрочем, судя по тому, что за несколько дней его использования побочных эффектов не обнаружено, этот инсулин сродни той сгущенке 6го срока хранения, которую мы с отцом однажды приговорили без каких-либо последствий.

Получил посылку из Харькова, надо будет засесть с ней на денек как-нибудь.

Вчера получил звонок от... Кати. Наверное, впервые лет за 6. В среду идем куда-нить на пиво.

Всегдашняя проблема последнего года все еще в силе, хоть и запинана в глухую кладовку памяти.

А вообще все как-то непонятно, сумбурно и неопределенно. Раньше это бы заставило пригрузиться, а сейчас исхожу из принципа "в любой непонятной ситуации - работай", помогает.

@музыка: Rammstein - Feuer Frei

16:44 

Моб, потянутый у Кселлоса

Si vis pacem para bellum
Moar!

Вы отмечаетесь в комментариях, а я пишу о трех вещах, за которые вы мне нравитесь. И забираете флэшмоб к себе.

16:05 

Бес палева

Si vis pacem para bellum
Изображая ударный труд, смотрю на работе "О чем говорят мужчины". Черт, фильм офигенен до потери пульса. А еще Киев в нем красивее, чем во всех произведениях украинского киноговнопрома вместе взятых.

11:25 

О литературе

Si vis pacem para bellum
Ответ почитателей Стивена Кинга от имени самгого Стивена Кинга на вонь фанатов Стефани Майер в его адрес

"Я отвечаю на критику, выдвинутую против меня фанатами Сумерек. Некоторое время назад я сказал в интервью, что Майер не может написать достойную мистическую историю. Многие фаны сказали, что я просто завидую успеху Стефани Майер, и они абсолютно правы. Тот факт, что ее книги были распроданы тиражом более чем в 40 мил. копий, делает мои 350 мил. копий мелочью. Сумерки также попали в в 10ку книг по выбору читателей Американской Библиотечной Ассоциации. Мои же 5 Horror GuildAwards, (5 премий международной гильдии ужасов) World Fantasy Life Achievement Award, (мировое фэнтези - награда за пожизненные достиженияв области лит-ры) Hugo Award и Destinguish Contribution to American Letters Award (за выдающийся вклад в американскую лит-ру) смотрятся по сравнению с этим довольно скромно. Но мне приятно думать, что если бы Т. С. Эллиот, Джордж Оруэлл и Чарльз Диккенс были живы, то они бы тоже завидовали Стефани Майер. Фанаты С. Майер также правы, когда они говорят, что я пытаюсь выделиться за счет ее успеха. Все в мире слышали о Сумерках и его сиквелах: новолунии, затмении и ломая рассвет. Но кто слышал о Кэрри, Сиянии, Кристине, Оно, Кладбище домашних животных, Мизери, Зеленой миле и особенно о сериале "Темная башня"? Динамизм в описании и многое другое в книгах Майер делает мои романы, совершенно обычные вещи, как Противостояние, Мешок с костями и Сердца в Атлантиде потугами умственно-ограниченного двухлетнего.
Некоторые люди также сказали, что я завидую экранизациям Сумерек. И в очередной раз они не могли оказаться более правыми!

Фильмы, снятые по моим книгам, такие как Кэрри - номинированный на 2 Academy Awards,Останься со мной, номинированный на Academy Award, Мизери - лауреат Academy Award, Зеленая миля - номинированный на 2 Academy Awards, Сияние - широко признанный лучшим фильмом ужасов на все времена - и Побег из Шоушенка - номинированный на 7 Academy Awards и недавно признанный лучшим фильмом на IMDb - никогда не будут считаться высшей наградой. Не верите мне? Посмотрите на режиссеров, которые экранизировали мои работы. Дэвид Кроненберг, Джордж Ромеро, Джон Карпентер, Брайан Сингер, Роб Райнер, Фрэнк Дарабонт, Стэнли Кубрик! -никто из них не сравнится с режиссером Сумерек Кэтрин Хардвик, чьими предыдущими фильмами были Короли Догтауна и Рождение Христа. В качестве альтернативы посмотрите на состав Сумерек: Кристен Стюарт, Роберт Паттинсон, Кэмд Джигандэ и Питер Фачинэлли - эти молодые звезды очевидно будут запомнены, не то что актеры и актрисы, снявшиеся в моих экранизациях - Джек Николсон, Иэн Маккеллен, Энтони Хопкинс, Кэти Бэйтс, Джонни Депп, Кристофер Уокен, Морган Фримен, Сэмюэл Л. Джексон и Том Хэнкс.
Тем не менее, я хотел бы извиниться и перетрактовать мое прежнее утверждение и продолжить запись, говоря, что ваш роман о напыщенном блестящем вампире не написан плохо, и не является не оригинальным. С ним не имеют никакого сравнения Грозовой перевал или с работы Энн Райс, и факт, что это ИЗУМИТЕЛЬНАЯ КНИЖКА. Именно так: ИЗУМИТЕЛЬНАЯ КНИЖКА! Спасибо вам, Стефани Майер, за то, что написали эту ИЗУМИТЕЛЬНУЮ КНИЖКУ! Вы являетесь таким вдохновением, поэтому я решил написать социально - острую эпическую книгу "Под куполом" моим следующим романом, вместо создания какого-нибудь дерьма про вампиров или еще чего-нибудь в этом роде. Надеюсь, это будет ИЗУМИТЕЛЬНАЯ КНИЖКА! Я пойду считать свои деньги и глядеть на свои награды, но, что я и делаю, я буду думать мрачно о Стефани Майер и ее ИЗУМИТЕЛЬНОЙ КНИЖКЕ!


7 часов спустя после создания этой темы выяснилось, что это творчество любителей Кинга, их ответ возмущениям фанатов Майер и их обвинениям Кинга в духе "Стивен Кинг просто завидует внешности Эдварда", "Стивен Кинг не узнает хорошую книгу, даже если она ударит его в лицо", "Стивен Кинг - не Габриэль Гарсиа Маркес, чтобы судить Стефани Майер" после того, как он раскритиковал Сумерки. "

10:45 

Паровой клапан

Si vis pacem para bellum
А еще в этот вторник, на стандартном бархотовском караоке, понял, что делать в случае слишком долгой очереди. Ну и вообще если скучно, или хочется пар выпустить по той или иной причине.

Рецепт прост: заходишь во второй зал и громогласно вещаешь: "Кто хочет в Мортал погонять, ааа?" Ну а дальше, собственно, "Пвп или зассал". В этот вторник Джаксом (которым я более-менее умею играть) все ушатывались на раз, с воплями и стонами. Баракой (у которого похожие с Джаксом комбы) было децл посложнее, ну а дальше меня уже прямо попросили взять перса, которого я тупо не знаю=) В итоге Кибер Саб-Зиро, у которого я не знаю ни одной комбы, пошел у меня с большим трудом, но все-таки пошел.

Итак, вторничное караоке превращается во вторничный Мортал Комбат. Что круто уже потому, что раунды в МК, в отличие от горлодерства, не требуется запивать астрономическими количествами жидкости.

Хочешь срезаться в Мортал? GET OVER HERE!!!

14:45 

Твою дивизию

Si vis pacem para bellum
Вчера вечером:

Я: Ну что, завтра вечером наше второе свидание?
Она: Да, конечно, смотри не опоздай!
Я: Не опоздаю. До завтра!

Сегодня:

Она: Прости пожалуйста, но я боюсь что у нас ничего не получится , я надеюсь что мы все таки сможем нормально общаться но не более
Я: *Имя*, в чем дело?
Она: Ни в чем , все в порядке , я говорю то что думаю
Я: Хорошо, спрошу иначе - почему не получится?
Она: Я не могу быть с человеком к которому не испытывают сильных чувств , ты мне симпатичен но не более того
Я: Чувства за пару вечеров не появляются
Она: Если парень мой то я это сразу понимаю , а тут такого нет извини. Все прости я больше не хочу говорить на эту тему

И почему-то я, черт меня дери, даже не удивляюсь.

18:46 

Жжем с коллегой-маркетологом в чате

Si vis pacem para bellum
[17:41:18] Natalia: Привет!
[17:41:21] Natalia: Xin chào!
Bạn thích trò chơi trực tuyến? Đang không biết phải chơi trò gì? Vậy hãy bắt đầu chiếm những vùng đất, khám phá những nền văn mình cổ đại cùng những kho báu huyền bí trong thế giới viễn tưởng khổng lồ My Lands.
My Lands - trò chơi chiến thuật phát triển trực tuyến, nơi bang phái các loài thần rừng, hắc yêu, quỷ thần và loài người đấu tranh đoạt quyền bá chủ, nơi người chơi có thể biến tài nguyên kiếm được thành tiền thật và rút vào tài khoản PayPal.
My Lands là gì? My Lands – là...
- đồ họa theo phong cách pixel art
- có thể chơi trên trình lập
- thế giới khổng lồ

- nhiều cơ hội ngoại giao, kết bạn
- bang phái tương tác
- hệ thống nhiệm vụ thú vị
Trò chơi chiến thuật trực tuyến My Lands đang chờ Bạn. Hãy tới thế giới viễn tưởng đầy kỳ thú này và trở thành một trong những nhà lãnh tụ vĩ đại trong thế giới ảo M Lands!
[17:41:32] Фокс: привет
[17:41:33] Natalia: Вставь это плиз в хтмл-ный темплейт
[17:41:39] Фокс: ты переоцениваешь мое полиглотство
[17:41:45] Natalia: омномном )
[17:41:48] Natalia: вставь )))
[17:42:43] Natalia: это для новых юзверят
[17:43:51] Фокс: судя по тому, что у меня получилось при попытке озвучить этот текст, у этих юзверят еще с конца 60х по калашу в сарае закопано и вся деревня окружена двумя типами полей: минными и рисовыми
[17:44:06] Фокс: откуда у них компы вообще и куда они их подключают?)

11:12 

Пьянки, музыка и слава

Si vis pacem para bellum
Уже черти-который раз начинаю понедельничную запись с этой фразы, но - "Содержательные выходные". В пятницу должны были идти с Олей и Сашей на пиво в "Бульдог", но не срослось. Поэтому была найдена (а точнее, я был найден ею) альтернатива: БарХот. Пообщались с Жекой, попили пива, а оттуда я покатил в Убежище на пьянку по поводу возвращения Охоты из армии. В целом все прошло неплохо, если не считать небольшой перепалки с пьяным Грабовским и того факта, что встречая одного чувака с метро пришлось попутно помахать кулаками. На ночь вместе с Остапом и Таней остались у О'Фарелла.

В субботу днем сидел дома, наслаждаясь свежепочиненным компом (да, я таки реанимировал аудиовход). А к вечеру пошел с Ростом на концерт симфонического оркестра, исполняющего музыку из компьютерных игр. Большая часть аудитории, как я того и ожидал, оказалась не столько любителями музыки, сколько любителями игр. К сожалению, в этот раз ни Ханса Циммера, ни Джереми Соула не исполняли, хотя должен признаться - от исполнения темы третьих Героев мурашки стройными рядами побежали вдоль позвоночника. После концерта была автограф-сессия для фанатов Шпиля,посиделки в Портере, попивон вкусного пива, поедание дерунов и разьездон по домам.

Воскресенье решил посвятить залечиванию горла, просмотру фильмов, уборке, прочтению Алена Бомбара и играм. Короче говоря - сидению дома. И даже об этом не пожалел, несмотря на хорошую погоду. Просто не горел желанием никого видеть. Во вторник, наверное, забью на БарХотовские посиделки, ибо надо отложить денежку на угодные Императору дела (некоторые - даже не связанные с Вархаммером), долечить горло, да и боюсь, что если туда пойду - не удержусь от афтерпати.

Отакэ.

11:00 

И снова сны

Si vis pacem para bellum
Так, записать, пока не забыл...

Только что встал. Перед этим был шикарный, длинный, содержательный сон. И самое в нем светлое, что хочется записать, пока помнишь - образ Ее.

Образ довольно-таки расплывчатый. Примерно мой рост, стройна. 3-4 размер. Лицо на протяжении сна менялось - это было и Сашино лицо, и Олино, и Маринино, и даже Эми Смарт. Имя тоже звучало как Алина, Аля, Лина, Саша. Причем эта метаморфозность совершенно не производила впечатления чего-либо из рук вон выходящего.

За время сна они с моим отцом пересеклись дважды. Первый раз я не помню, во второй в каком-то лифте (тогда у нее стопудово было Сашино лицо) отец спрашивает "Ну как там твоя Алина?". Я понимаю, что мы на тот момент только подходили с ней к вопросу об отношениях. И еще понимаю, что папа с первой встречи ее не запомнил. Стыдливо поднимаю на нее глаза и вижу широкую светлую Сашину улыбку, мол "Да ничего, бывает. А я и правда твоя. Хочешь - спросишь меня потом, а я тебе "да" скажу, но вообще мы и так это оба знаем". И за руку меня взяла. И было так тепло и обалденно, что... Короче, тепло и обалденно.

Потом я купил ей М-4. И разгруз на 6 магазинов. И сами 6 магазинов. И подствол. И 2 гранаты, которые в магазине где-то похерились, и они пообещали в скором времени их доставить. И начал учить ее обращению с оружием. Вот тут у нее уже было лицо Эми Смарт (я надеюсь, этот калейдоскоп лиц не означает, что я - ветреник и блядун). Она оказалась левшой. И черт - так приятно было объяснять простейшие вещи, вроде регулировки ремня, перезарядки и перемещения. Просто, доходчиво, наглядно, как ребенку. И видеть в ответ в глазах тот детский энтузиазм, с которым дети встречают подобное обучение.

А потом она увидела что-то на стене. Я подошел, и увидел бабочку. Сказал, что она очень вкусная и сытная (чсх, в реальной жизни я таких бабочек не знаю). Она посмотрела на меня взглядом обиженного зайца и сказала: "А давай мы будем двумя мирными любителями камуфляжа специального назначения". Обняла. И запустила руку... Кхм... Ну, вы поняли. Тут я просыпаюсь.

Во, что хотел записать - записал. Еще во сне был вархаммер, путешествие по Америке, убегание от американских демонстрантов, бои в Фаллудже и много интересного, но запомнить и сберечь хочется именно атмосферу под конец...

P.S:

А еще хз, чего так, но вот вчера дико хотелось, чтобы кто-то проведал. Сегодня уже нормально. По логике, завтра мне вообще не захочется никого видеть, а к дню рождения Роста выход в люди будет чем-то вроде экспедиции в нору скорпионов. Это если утрируя, посмотрим, как оно на самом деле будет.

P.P.S:

А еще наутро пошел в ванную, полюбоваться на отростающую щетину, и убедился, что это таки был не глюк - у меня на бороде имеется островок даже не седых, а белых как молоко волос. Что дальше?)

17:04 

И снова Нургл

Si vis pacem para bellum
Жизнь, блджад, прекрасна до потери пульса.

Последние несколько дней я провел в Севастополе. Ездил на Сайгаке, сидел на шетландском (!) пони, ходил в баню, купался в бассейне ночью на Фиоленте под открытым небом (это в конце сентября-то). Бухал, чего уж там. Праздновал ДР крестницы. Заблудился немного. Всю дорогу в Киев чихал, кашлял и сморкался, поспать не получилось. По приезде взял больничный до конца недели. Бабусян упал в коридоре и поранил ухо. Поднял, вытер, помазал.

Теперь сижу, работаю удаленно, жду ответа от пары человек на предмет встретиться, лечусь. На выходных ДРы Роста, Тура и Ани. Даст б-г, попаду на ДР Роста

18:59 

Горбатого - могила исправит.

Si vis pacem para bellum
Видимо, мой оружефильнозадротский диагноз окончателен и обжалованию не подлежит.

У, скажем так, знакомой на стене самолет сбрасывает бомбы, а маленькая девочка надувает мыльные пузыри. Пузыри подхватывают падающие бомбы и уносят вдаль.

И тут руки замирают над клавиатурой и ты понимаешь, что хочешь напечатать "Это МиГ-21, истребитель-перехватчик. Это не бомбардировщик" - это все, финиш, это не лечится. Кстати, сходили сегодня в обед в МВЦ на оружейную выставку, там было много прикольного. С одним из произведений отечественного оружепрома я не преминул сфоткаться:


Хроники бывшего человека

главная