Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:43 

(с) Блайнд Снайпер

Si vis pacem para bellum
"Я люблю жизнь, и мне плевать, что она не любит меня"

И еще я с какого-то перепугу перечитал от начала до конца весь диалог вконтакте с подругой. Черт, мы же там переписывались всего ничего, а текста ой-ей-ей...

00:16 

Вброс

Si vis pacem para bellum
...«самодостаточный» в общеупотребительном значении «тот, кому никто не нужен». А для меня это прежде всего человек, способный себя занять, не испытывающий тоски и ужаса, если ему приходится провести какое-то время в одиночестве и молча. Но также и тот, кто может себя содержать, кормить, умеющий одеваться по сезону и ходить к врачу, когда надо. И всё это не отменяет его нужды в паре и в общении. Да, он способен быть один, но он не социофоб, не убеждённый дрочер и не хладнокровная жаба. Автономная система не равна замкнутой, такая фигня. Самодостаточный человек как раз замечательный партнёр, потому что не падает к вам на хвост, когда ему скучно или когда нуждается в чём-то. Он дружит/трахается/сотрудничает именно с вами, а не с безликим источником развлечений или благ. Ну и, понятно, ждёт от вас того же – что вы будете видеть его, а не исполнителя функции няньки/клоуна/дойной коровы. А если не получит полноценного диалога, улетит из рук. Будет грустить, конечно, но не сдохнет, гад такой, и во многом потому, что этот Карлсончик способен сам переодеть носочки.

13:03 

Ребут

Si vis pacem para bellum
Итак, через полчаса - на собеседование, навстречу новой жизни. Не разочаруй меня, о день)

Upd: На работу меня приняли. Буйя)

И, блин, никак не могу понять, почему эта песня ассоциируется у меня с той, с которой ассоциируется...

@музыка: Seether - Never Gonna Dance Again

22:20 

Пиздец

Si vis pacem para bellum
Черт, черт, черт...

Пишу под хреновухой, заполированной пивом. Такой себе катализатор, лакмус, выявляющий внутреннее... А хз, что. Внутреннее.

Как-то в один момент все недосказанное, недочувствованное, недопосланное шарахнуло в башню и вылилось сюда. И сегодняшняя поездка в поля, холодная и офигенная, и флэшбэк в виде фантастической фотки, выложенной в контакт, и дебилизм в виде этого конченого аукциона, и счастье от того, насколько офигенные у меня друзья, и попуск от того, что сегодня они не могут быть рядом, и повторенный почти слово в слово старый разговор, и боль в отбитой копытом руке, на которую приземлился на сракопаде, и снова это чертово "я знаю себя от а до я, но знаю слишком хорошо, чтобы понять, кто я".

Это началось давно. Вещие сны, синхромысл, нечто большее, чем интуиция... Потом эмпатия, частичная телепатия, прочие -патии. Это долбаное нечто, которое у тебя есть, но которым не умеешь управлять. Как младенец за пультом управления машины судьбы. Которое находит и уходит. Как сегодня, когда я ехал на кобыле, с меня слетела кепка и я слез ее поднять. Залезть обратно было проблематично, ввиду неспокойства кобылы, которое было видно невооруженным глазом, и тут снова ЭТО...

...я - это она, она - это я. Дама, все хорошо, все спокойно. Ты не думаешь об этом, не облекаешь это в слова, и даже сам не отдаешь себе отчета в том, что именно ты пару секунд шепчешь лошади. Ты пропускаешь себя через нее, а ее - через себя. И делаешь еще что-то, на что способен, что можешь зафиксировать, но неспособен описать. Да и не станешь никому описывать. А потом спокойно садишься верхом и едешь дальше.

И за последнее время это "нечто" проявляется все чаще. Но почему-то мне кажется, что когда я досконально научусь им управлять, я буду уже не я. И с этим новым мной лучше бы никому не встречаться.

Замечаешь в себе тревожные метаморфозы. Становишься злым. Не плохим - плохих поступков ты не совершаешь. Но в тебе иссякает свет, иссякает добро, потому что канал, по которому ты был готов его излить нескончаемой Ниагарой - закрыт. Закрыт, и вряд ли когда-нибудь откроется.

И, черт побери, понимаешь, что родился АБСОЛЮТНО не в свое время и не в своем месте.

Похоже, я сегодняшний сильно пожалею о себе завтрашнем.

П.С: А самое прикольное, что то, что раньше помогало со всем этим справиться, теперь только усиливает процесс. И я пока способен пугаться тому, что мне это действительно нравится

П.П.С: Черт, я ведь не хочу этого...

 

21:43 

Трудо выебудни

Si vis pacem para bellum
Охренеть просто... Я думал, что весь понедельничный пиздец уже исчерпан, а вот фиг вам.

Для начала - пара упущенных в предыдущем посте фактов. Во-первых, во время раздачи сена Кузинштейн храпел и качался, ввиду чего мне стало несколько ссыкотно. Вспомнилось, что в таких случаях коня полагается поводить. Сняв недоуздок, я будучи на нервах несколько запутался в чомбуре и прицепил его как попало. Потом поводил коня по залу, коня вроде попустило, после завел его в денник, где он с урчанием принялся за сено. Повесив недоуздок как есть, я пошел дальше раздавать сено.

Во-вторых, полезши вечером в свой рюкзак, я обнаружил там пустую бутылку из-под водки, которую мы намедни забрали из Убежища после праздника и которую я завтычил выбросить. Решив, что стоя под столом я ее утром выкинуть не забуду (вместе с кучей мусора, оставшегося после отмечания), я выставил бутылку под стол. О дальнейшей ее судьбе мне не очень известно - то ли она упала и закатилась под койку, то ли я в том паноптикуме, что творился в понедельник, о ней забыл, но бутылка там осталась.

А теперь, как глаголит Подеревянский, "Итоги падведьом". Сегодня утром от всех приходящих на конюшню в мою сторону сильно тянуло анафемой. Особенно после слов Дины "Я тебе даже говорить ничего не буду". "Эээ, это по поводу воды?" "И по поводу воды тоже". Я, собственно, в прострации - а что, собственно, случилось? Решил дождаться прихода Лены.

Пришла Лена, мы зашли в комнату а дальше, собственно, я не без удивления узнаю, что я - козибат, нарушитель и вообще в перспективе персона нон грата. Потому как я, после ухода всех, нажрался водки (причем, скорее всего, не сам), поездил на Кузе, да еще и, как я понял, зачем-то выводил Гранита (которого я вообще пальцем не трогал).

Я объяснил Лене все, что мог объяснить. И откуда чомбур лево одетый, и откуда водка, и почему свет вылетел, и что я ОТКРЫЛ ЭТОТ ДОЛБАНЫЙ КРАН, иначе замерзли бы одни трубы, без шланга! Но все равно, раз за разом мне задавался вопрос "Что творилось в ту ночь на конюшне". А я, знаете ли, не привык признаваться в том, чего не делал. Я, блин, не ездил на Кузе, не жрал водку, никого не приводил и пальцем не трогал Гранита. И я хз, поверила мне Лена, но в любом случае теперь мне предстоит разговор с Вадимовной. И, черт побери, чем скорее он случится, тем лучше - мне скрывать нечего.

@настроение: Ебаный пиздец

23:31 

Аква вита

Si vis pacem para bellum
Это был феноменально нервный день. Столько кирпичей за одно утро я давненько не выкладывал. Для начала, на всей половине конюшни вылетел свет. Соответственно - без обогревателя было СУКА ХОЛОДНО - внутри конюшни минусовая температура, вода в миске у собак замерзла и... кстати, о замерзании.

Откручивание крана показало, что мне пиздец. Оставленной накануне струйки воды не хватило, и к утру все трубы и даже шланг были забиты льдом. И, Кхорн побери, надо поработать дневным конюхом, чтобы понять всю глубину данного попадалова. Если в двух словах - попадалово абсолютное, потому что только для поения лошадей конюшне нужно в районе 60ти ведер в день. Растопить такое количество снега - это утопия, возить его от ближайшего источника воды - кромешный ад. Продувание теплодуйкой и обливание кипятком позволило открутить вентили... И все. Вода все равно не пошла. Пришедший сантехник развел руками и посоветовал искать фен, строители из окрестных павильонов феном богаты не оказались, так что пришлось идти на крайние меры - отдирание энергофлекса с базового стояка с последующим продуванием.

Через некоторое время стены конюшни сотрясло вымученное "Ура", потому как вода таки худо-бедно, но пошла. Ну его к лешему, так попадать...

17:11 

Конец света...

Si vis pacem para bellum
... так и не наступил, а жаль. Сходил на Мэнсона, концерт - говно. Голос у него уже не торт, да и звук в ДС шлаковый. Выступление Саши и Вадима качало больше. После него дошли с Владом до моего дома, попутно вынимая Влада из сугробов, в которые тот по пьяни наворачивался.

Отметили НГ с командой. Получил два промоута - погоны штабсгефрайтера и... хм... старшего сержанта, иф ю ноу вот ай мин. А щас еду на работу.

Блин, куча народу жалуется, что не знает, чего им хочется. А я вот знаю. Лучше бы не знал...

14:03 

John Wayne

Si vis pacem para bellum
Помимо всего прочего, вчера с Лехой и Линой поехали на Контракт на дээр доселе незнакомого мне чувака. Чтобы несколько разнообразить вечер и добавить в него лулзов, я был представлен имениннику и компании как "Майкл Фокс, слоупок-америкос из Техаса, который ни хрена не понимает по-русски".

Это было весело. Для начала, когда мне протянули коньяк, я решил закосить под перворазника, поперхнулся коньяком и очень натурально кашлял и офигевал под сочувствующие взгляды окружающих. Потом, когда мы вскарабкались на гору на Андреевском и именинник достал нож и яблоко, я вежливо поинтересовался у Лехи, не жрать ли мы сюда лезли. К слову, я был заранее предупрежден, что один из присутствующих - переводчик, и он почти наверняка меня спалит. АВОТХРЕН))) Вконец осмелев, услышав упоминание от него об охоте, я стал его подробно расспрашивать, и все равно не был раскрыт.

Вообще, как оказалось, реально самое сложное не знать язык и не подделывать акцент, а каждую секунду помнить, что ты - пендос и нихрена не знаешь по-русски. Никаких улыбок и смеха на шутки на русском, максимум - вежливый смайл "за компанию". Никакого "бля" при падении со скользкой лестницы, никакого "апчхуй", и самое прикольное - никакого чисто русского произношения слов. Особенно это жестко, когда охочие до преподавания нецензурщины просят тебя ругнуться на русском. Произнести с пеленок известное слово так, чтобы верилось, что ты его узнал вчера, оказалось не так то просто. Но, черт побери, я справился и мне понравилось)))

Ну и ничто не сравнится с гаммой эмоций на лице персонажа в момент самораскрытия. Сначала физия тянется, потом округляются глаза, потом в них медленно вползает понимание вкупе с офигеванием, потом на ней отражается вспоминание всего предыдущего вечера в свете новооткрывшейся инфы, а потом звучит сдавленный и нервный смех. На всю эту метаморфозу приходит секунды 3-4, и Тзинч побери, это зрелище стоит того, чтобы весь вечер играть весьма непростую роль.

@музыка: Нойз МС: Давай приколемся

23:39 

Фанфик такой фанфик

Si vis pacem para bellum
Вот, начинал писать когда-то... Пару глав написал, дальше пошел в армию и так к этому делу и не вернулся. Пока.

А, и к слову, знакомьтесь - Коран)
<-------

Пещера проклятых
Время близилось к полуночи. Черная безмолвная ночь окутывала мрачный лес в десяти километрах от Чернобыля. Ни единого звука не издавали плотные заросли, произрастающие на пропитанной радиацией почве.
Внезапно тишину прорезал резкий треск сучка, попавшего под армированный каблук армейского ботинка. В чаще послышалась негромкая возня, затем глухой удар и резкий грубый голос:
- Опять прислали салобонов, чтоб их… Урод! Пристрелить бы тебя на радость местной трупопитающейся живности, да возиться потом… А хотя…
Неясная тень ощетинилась стволом автомата Калашникова. Послышался сухой щелчок затвора, затем тусклый луч фонарика осветил лицо причины этого переполоха – молодого, сопли на пуговицах блестят, сержанта с эмблемой на берете, характерной для всех регулярных войск, патрулирующих территорию Зоны.
Злая ухмылка скользнула по лицу командира патруля – матерого капитана регулярных войск. Ствол автомата медленно ушел в сторону.
- Вытрись и пошли, салобон. Видать, оплошали разведчики, нет тут никаких сталкеров. Разве что под этой кочкой сидят,- хохотнул он и пнул ногой бугорок в стороне от тропы, по которой шел отряд. – Пошли, дальше по тропе будет поляна – оттуда вызовем вертушку, и назад – на базу.
С этими словами отряд двинулся дальше. Поднялся и потрусил за ним, утирая кровь со скулы и неудачливый боец-новичок, еще не научившийся бесшумно пробираться через дебри Темного леса. Ну да ничего, Зона научит. Если раньше этого не сожрет заживо. Таковы ее неписанные законы: приспособься или умри. И по этим законам живут все существа Зоны: и монстры, и сталкеры, и даже правительственные войска.
Отряд скрылся из виду за поворотом тропы. Вдруг кочка, которую пнул командир патруля, заворочалась и послышался раздраженный голос:
- Вот гад! Прямо по печени попал! Служака хренов…
В темноте в полный рост поднялась худощавая фигура с “Винторезом” за спиной. Это был сталкер по кличке Гной. Причиной сего неблагозвучного прозвища была постоянно гноящаяся рана на правой щеке, полгода назад нанесенная напавшим из засады взятым под контроль сталкером. Тогда Гной еле смог одолеть бывшего напарника, а потом с трудом унес ноги от контролера, который попытался взять под контроль и его.
- М-да, не повезло…,- произнесла другая кочка, поднимаясь и стряхивая с себя прелую прошлогоднюю листву. – А все-таки пронесло, вовремя спрятались! Верно, Мрак?- спросил второй сталкер, обращаясь куда-то вверх.
С ветки огромного, побуревшего от радиации дуба скользнула вниз неясная тень внушительных размеров. Почти без звука третий сталкер приземлился у подножия дуба и выпрямился во весь свой огромный рост. Раздался низкий голос, который, казалось, исходил из преисподней:
- С вас обоих по пятьсот рублей. Я согласился провести вас через лес, но не представлял, что вы потащите за собой половину окрестных патрулей…
Гной и его напарник Янки со вздохом потянули мятые пожелтевшие купюры из карманов прорезиненных комбинезонов. Кличка Янки объяснялась болтающимся у него на боку карабином М-4, укороченного варианта американской винтовки М-16. Несмотря на жуткий дефицит и дороговизну боеприпасов к этому стволу и к его подствольнику, Янки все равно не соглашался менять этот непрактичный со всех сторон автомат на более популярное в Зоне оружие.
Мрак не глядя сунул деньги в карман своего видавшего виды комбинезона. Наметанный глаз без труда бы разглядел под ржавыми пятнами, многочисленными швами и засохшими пятнами крови один из самых лучших и дорогих костюмов высшей защиты, какие только можно найти в Зоне. Наряду с защитой от радиации этот костюм сочетал в себе функции бронежилета: на груди, спине и животе имелись полости для кевларовых пластин. Вообще он был рассчитан на одевание поверх стандартного армейского бронекомплекта, но на огромной фигуре Мрака он сидел, как вторая кожа.
- Ну, все хватит приключений на ночь. Как бы эта солдатня не привела за собой мутантов или чего похуже…,- прогудел Мрак и, проверяя автомат, двинулся в сторону, где несколько часов назад скрылось неяркое осеннее солнце. – За мной.
Без единого звука они двинулись через чащу, держа оружие наготове. Глаза настороженно обшаривали темноту, готовясь уловить малейшие признаки надвигающейся опасности. Больше всего они боялись аномалий, которые в этом районе Зоны были известны своей внезапностью и частотой.
Продвигаясь через лес, Мрак вспоминал, как очутился здесь впервые. Он стал сталкером, стремясь уйти от суматохи этого мира, но здесь он уже за пару месяцев пребывания прославился своим волчьим чутьем, смелостью и мастерством, и многие сталкеры стали напрашиваться к нему в напарники. В конце концов это ему надоело, и он стал промышлять в самом безлюдном районе Зоны – в Темном лесе. В отличие от просто жуткого Черного леса, этот лес был истинной обителью загадок Зоны. Поговаривали сталкеры, что именно отсюда появились первые снорки спустя полгода после того, как сюда забросили группу спецназа для разведки обстановки. Именно на окраине Леса произошло первое нападение снорка на блокпост.
Мрак быстро усвоил правила выживания в Лесу: держи глаза открытыми, замечай врага первым и не проводи на одном месте больше двух часов. Именно безукоризненное исполнение этих правил позволило Мраку стать самым долгоживущим сталкером: из своих сорока пяти лет девятнадцать он провел в Зоне.
До сих пор его постоянно мучил один и тот же вопрос. Со всеми сталкерами, достаточно времени проведшими в Зоне, радиация обязательно что-нибудь да делала. Один, попав под выброс, стал слышать все звуки, даже шуршание травы в километре от себя или ток крови в собственных сосудах. Другой стал видеть излучение инфракрасного спектра и т.д. Некоторые воспринимали это как уродство и кончали жизнь самоубийством, другие пытались жить, приспособившись под новых себя, но никто из них так и не вернулся в большой мир.
Так почему же ничего подобного так и не случилось с ним? Трижды в лесу он не успевал спрятаться от выброса, и трижды придя в себя после потери сознания не мог заметить никаких последствий события, которое переживали лишь единицы. Он чувствовал, что что-то поменялось, но так и не мог понять, что именно…
Теперь вот эти двое. Неплохие сталкеры, но он ощущает их в своем присутствии как детей, которые шагу не могут ступить без чьей-то опеки. И вообще они какие-то странные: на кой черт им понадобилось переться на тот край леса? Что там такого ценного, что они выложили ему за услуги проводника сумму, которой бы хватило на покупку полугодового запаса жратвы и боеприпасов? Сумму, которая даже его, отшельника, заставила забыть на некоторое время об уединении? Что-то тут не то…
Тяжелые размышления внезапно прервал тревожный писк счетчика Гейгера. Взгляд Мрака пристально ощупал все близлежащие кусты и деревья.
- Там…,- указал Мрак в направлении прямо по ходу движения.
- Что?- спросил Гной, безуспешно пытающийся уловить в жутком буреломе признаки какой-либо опасности.
- Видишь те поваленные деревья? Ничего не замечаешь?- раздраженно спросил Мрак.
- Да нет…
Мрак тяжело вздохнул, удивляясь слепоте равнинных сталкеров.
- Они погнуты. Это клен, он никогда так не растет, его может погнуть только…
- “Мясорубка”…,- понял Янки.
И действительно, в каких-нибудь десяти метрах впереди притаилась одна из самых страшных аномалий Зоны. Попавшее в “мясорубку” живое существо поднимало в воздух, а затем гравитационная аномалия разрывала его на куски. Десятки сталкеров погибли в “мясорубках” в первые месяцы заселения Зоны, когда знания об аномалиях и ее обитателях только начинали накапливаться с горьким опытом первопроходцев.
Обойдя аномалию, сталкеры двинулись дальше. Вдруг невдалеке слева раздался жуткий треск и послышался шум падающих деревьев.
- Еще одна образовалась…,- прошептал Мрак.- Здесь это происходит буквально за пару минут.
Гной и Янки сглотнули слюну. Что-то им вдруг стало неуютно в и без того жутком лесу.
- Но деревья быстро восстанавливаются,- продолжал Мрак. – Аномалии пропадают, дерево сгнивает, а из его корней буквально за пару месяцев вырастает другое.
Это была правда. По своему опыту Мрак знал, что после исчезновения аномалии на этом же месте новая может возникнуть не раньше, чем через полгода, а потому он всегда устраивался на ночь в местах с признаками недавно исчезнувшей аномалии.
Понемногу светало. Кроны огромных деревьев осветило красноватое пламя, и его отблески падали на стелящийся между выпирающих из земли корней густой туман. Сталкеры стали еще пристальнее осматривать окрестности, ведь за красноватым туманом ничего не стоило пропустить “комариную плешь” – страшную аномалию, представляющую собой удушающее красноватое облако, в котором человек без защитного скафандра погибал моментально.
Через некоторое время сталкеры вышли к опушке большой поляны, густо затянутой стелящимся по земле туманом. Мрак остановился, в его могучую спину врезался Гной.
- Чего стоим? Пошли!
Мрак не ответил. Он молча присел за стволом большого дерева и напряженно осмотрелся. Что-то не нравилось ему в этой поляне, заставляло не спешить ее пересекать.
Через минуту Гной собрался с духом и, набрав в грудь воздуха, собрался возразить против бессмысленной остановки. Внезапно Мрак поднял сжатую в кулак руку, слова застряли в горле.
- Тихо. Слушайте.
Сталкеры прислушались. И действительно, с севера приближался какой-то странный стрекот. Уж больно похожий на…
- Вертушка!!! – вскрикнули Гной и Янки, падая под прикрытие стволов и кустов и выставляя дула автоматов перед собой. Их примеру последовал и Мрак, со стыдом отметивший, что за годы отшельничества он напрочь забыл этот рефлекс, ведь как правило, над этим лесом патрульные вертушки не летали, поскольку кроме Мрака сталкеров в лесу не было, а если бы и были, их бы не нашли под покровом леса.
Секунду спустя из-за крон деревьев появилась гроза всех равнинных сталкеров: боевой десантный вертолет МИ-24. Багровый рассвет бросал кроваво-красные блики на бронированный фюзеляж, который сталкерам удавалось взять только с помощью ПЗРК типа “Иглы” или “Штурма”. Черными провалами зияли отверстия ракетных шахт подвесных блоков неуправляемых ракет, столь часто накрывающих лагеря неопытных сталкеров, забывающих о маскировке. Очевидцев подобных атак как правило можно найти только среди пилотов тех самых вертушек да еще среди групп зачистки, которые они высаживали после ракетной атаки.
Вертолет завис над поляной. Мрак передернул затвор “калашникова”, прижался щекой к потертому прикладу и взял на мушку приоткрытые сдвижные двери. Янки загнал в подствольник своего карабина гранату и тоже передернул затвор. Гной глубоко вздохнул и прильнул к оптике “Винтореза”.
- Ну же, улетай, гад армейский, улетай. Какого хрена ты здесь забыл…
И небо вняло мольбам сталкера. Повисев так пару минут да покружившись из стороны в сторону, вертолет улетел.
Со вздохом облегчения сталкеры опустили дула.
-И какого же хрена ему было здесь надо? Кого он искал? – первым задал интересующий всех вопрос Янки.
- Не нас так точно,- ответил ему Гной. - Он же не мог надеяться, что мы, как идиоты, заслышав мотор выбежим на середину поляны и станем ждать второго пришествия беды на наши головы.
- Резонно. Но тогда кого же?
- Я бы сказал, он искал кого-то из своих. Кого-то, кто хотел, чтобы его забрали,- подал голос Мрак. Да щас сами узнаем…
С этими словами он достал из вещмешка уже не новый, но вполне сносный радиоприемник. Надев наушники и воткнув их штекер в разъем, Мрак стал медленно крутить рукоятку настройки частоты. С минуту послушав эфир, он снял наушники и спрятал устройство в вещмешок.
- Они даже не удосужились создать мне проблемы по перехвату их передачи… Судя по тому, что они говорили, они были должны подобрать здесь тот самый отряд, который охотился за нами ночью.
- А что с отрядом?
- Говорят, не выходит на связь. В первичную точку эвакуации они не явились, здесь, как видите, их тоже не оказалось. Видно, нарвались по дороге на аномалию…- предположил Мрак, но в его голосе впервые за все время почувствовалась неуверенность.
И правда, одинокий сталкер еще мог бы погибнуть в аномалии, но не отряд спецназа, идущий колонной. Пускай один – два солдата еще могли нарваться, но идущие за ними обязаны были бы остановиться. Так куда же они подевались? Несмотря на слухи, Мрак знал, что в лесу не так и много опасных существ. Самым опасным из всех, которых он встречал, был он сам. Хотя даже после лет, проведенных здесь, он бы не смог уверенно подписаться под этим утверждением, настолько загадочен и дик был Темный Лес.
Мрак встал, встали и его товарищи. Обойдя от греха подальше опасную поляну, они двинулись дальше.
Гной и Янки продолжали пугливо оглядываться. Они оба думали, что страшнее всего в лесу ночью, но теперь поняли, насколько эта мысль безосновательна. Утро в лесу оказалось не менее жутким. Ноги по колено утопали в густом, как кисель, тумане, не дающим возможности видеть, по чему идешь. Тот же туман скрывал все на расстоянии пятнадцати метров, и приходилось больше полагаться на слух, чем на зрение. С удивлением напарники следили за идущим впереди Мраком, не понимая, как человек может добровольно обречь себя на обитание в таком жутком месте. Конечно, Зона не курорт, но даже для Зоны это место было слишком жутким, загадочным и непонятным. А тем более теперь, когда они узнали, что где-то здесь пропал целый отряд вышколенного в боях отборного спецназа.
Вдруг шорох справа отвлек сталкеров от невеселых мыслей. Как по команде все трое разом повернулись и приготовили к бою оружие.
Мрак прислушался, покрутил головой и шумно потянул воздух.
- Слепые псы. Готовьтесь, сейчас нападут…
С этими словами из-за деревьев показались существа, внешне похожие на бультерьеров, но от оных их отличало полное отсутствие каких либо органов зрения. Псов было семь, и их намерения были очевидны.
Тишина леса содрогнулась от автоматной очереди. “Семьдесятчетверка” Мрака мигом положила трех бегущих на него псов. Спустя долю секунды к ней добавился сухой треск “Кольта” и тихие хлопки “Винтореза”. С глухими шлепками пули впивались в тела и головы атакующих мутантов, укладывая их на месте.
Из семи псов до людей добежал лишь один. Он с разбега прыгнул с разинутой пастью на Гноя, стоящего между своих товарищей. Глаза сталкера расширились, видя неминуемую смерть.
В этот критический момент что-то тяжелое с силой врезалось сбоку в голову летящего на Гноя пса, и тот отлетел с проломленной башкой. Оторопевший Гной скосил глаза в сторону и увидел Мрака, стоящего с протянутой правой рукой. Кисть была сжата в огромный кулак, с которого на землю капала кровь и вышибленные мозги убитого монстра.
Смерив Гноя взглядом, Мрак сорвал с ближайшего куста охапку пожелтевших листьев и стал оттирать испачканную перчатку на кулаке. Гной и Янки пораженно перевели взгляды с жуткого кулака на убитого мутанта. Вся правая половина черепа была вмята и вдавлена внутрь и представляла собой кошмарное месиво из крови, костей и мозгов.
Сталкер бросил на землю перепачканный жмут растительности и кивнул товарищам следовать за ним. Те беспрекословно повиновались.
Отойдя метров на сто, сталкеры услышали позади себя глухой шум. На их удивление, Мрак все так же продолжал идти.
- Это их товарищи пируют. Мы обеспечили им сытость на пару дней,- ответил Мрак на немой вопрос. – Можете не бояться, они предпочитают более легкую добычу.
Мрак отвернулся и сделал приглашающий жест. Гной и Янки последовали за ним, но еще долго Янки не мог перестать постоянно оборачиваться. Как-то ему все же показалось, что за ними кто-то крадется, и он не преминул поделиться своим ощущением.
В отличие от многих, сталкеры верят в предчувствия. Сколько раз они спасали от беды, будь то засада правительственных войск или аномалия. Сталкеры считали предчувствия продолжением опыта, когда подсознание замечает и анализирует то, что пропустило сознание. И они были правы.
Оставив товарищей отслеживать фронт, Мрак стал метр за метром возвращаться назад, водя по сторонам дулом автомата.
Так он шел минуты три. Через пять минут Мрак уже собрался было возвращаться, как вдруг в кустах в стороне хрустнула ветка.
Сталкер моментально отскочил за ближайшее поваленное дерево и развернул ствол в направлении угрозы.
В кустах появились неясные очертания человеческой фигуры, которая двигалась в направлении ушедших вперед сталкеров. Всмотревшись в очертания, Мрак произнес одно лишь слово.
- Снорк…
Могильная тишина радиационного леса содрогнулась от короткой очереди. Ломая кусты, из-за них выпало нечто, что на первый взгляд казалось человеком, но это была лишь иллюзия.
Мрак подошел и наклонился над телом. Перед ним лежала человекоподобная фигура в противогазе с оборванным хоботом, из-под которого виднелись ошметки того, что, возможно, когда-то было человеческим лицом. Фигура была одета в разорванный во многих местах комбинезон, в котором еще можно было распознать стандартное обмундирование войск специального назначения. О том же свидетельствовала эмблема на берете, засунутом под сержантский погон. В руках снорк сжимал остатки автомата с треснувшим прикладом и без обоймы, несмотря на то, что на боку трупа на уцелевшей лямке болтался подсумок с двумя полными обоймами. На поясе мутанта болтались лишь кольца от четырех гранат. От портупеи с пистолетом, аптечкой и запасными обоймами к пистолету осталась лишь пряжка на залитом кровью плече, кусок которого, к удивлению сталкера, был вырван начисто.
Убедившись в том, что вещмешок исчез также как и портупея, Мрак двинулся вслед товарищам.
Дойдя до места, где они расстались, он остановился, присел и огляделся. Лес был стерилен. Без единого признака чьего-либо присутствия. Вот только трава колышется в тех местах, где пару минут назад лежали его товарищи.
Мрак довольно хмыкнул и опустил оружие.
- Вылезайте. Это был Снорк. Причем очень похожий на тех, кто охотился за нами ночью.
Из-за поваленных деревьев вылезли Янки и Гной. Темный Лес быстро учил их законам выживания. Лишь услышав выстрелы, они залегли и приготовили к бою оружие. Теперь сталкеры выжидающе смотрели на Мрака. Тот с минуту изучал их лица, покрытые толстым слоем грязи, которую те еще заслышав выстрелы наспех размазали по лицам, дабы не отсвечивать голой кожей.
- Быстро учитесь, - отметил Мрак, и троица двинулась дальше.
Через два часа остановились на привал. Вскрыв ножами банки с тушенкой, сталкеры принялись за еду. По словам Мрака, это был их последний обед в лесу, так как к ночи они должны были выйти к окраине оного. Там им и надлежало расстаться: Мрак получал свою плату за провод, и возвращался в лес, а напарники шли к одной им известной цели.
Они вышли на опушку за час до захода солнца. Ночь провели между корней старого упавшего дерева, вокруг которого виднелись четкие признаки не так давно исчезнувшей “мясорубки”. Рано утром Мрак получил расчет и ушел в лес, а напарники стали собираться в дорогу.
- Все собрали? – спросил Янки.
- Да вроде… - ответил ему Гной, – сколько времени прошло от ухода Мрака?
- С полчаса… Думаю, достаточно, можем отправляться.
И два сталкера двинулись… обратно в лес! По дороге Гной достал из потайного нарукавного кармана карту и стал внимательно её изучать.
- Хм… Неплохо! Он вывел нас почти вплотную к Пещере… Если карта не врет - всего-то час ходьбы, и мы на месте.
Давно умы сталкеров будоражили рассказы о так называемой Пещере Проклятых – покинутой военной базе, якобы находящейся в Темном Лесу. Утверждалось, что когда-то это была секретная база, на которой проводились какие-то биологические исследования, но после взрыва базу законсервировали. Поскольку ни один из сталкеров так и не был в Пещере, никто не мог подтвердить или опровергнуть факт её существования, и, как следствие, её считали сказкой, придуманной военными для того, чтобы заманивать особо жадных сталкеров в Темный Лес, опасности которого отбавляли работы правительственным войскам, исправно уничтожая тех самых сталкеров.
И вот несколько дней назад Гной и Янки пришли в лагерь ученых, чтобы продать пару артефактов. Тогда же один из ученых предложил им взамен нечто, чем он владел уже давно, и теперь, собираясь покинуть зону навсегда, согласен обменять это на артефакты.
Так в руки двоих сталкеров попала карта с указанием местонахождения той самой Пещеры Проклятых. По словам ученого, лет десять назад он сам там работал, но о характере работ предпочел умолчать, хотя, впрочем, это сталкеров не особенно интересовало. Пещера была последней не разграбленной базой Зоны, и этого им было достаточно. Всем было известно, что первые сталкеры занимались именно продажей оборудования с брошенных баз случайным покупателям, в особенности представителям западных стран, охочих до технологий. С уменьшением количества этого оборудования в Зоне росла и его цена, к нынешнему моменту достигшая просто астрономической отметки.
И вот лишь час отделял сталкеров от заветной базы. Уверенно шагая к цели, они уже думали о том, как заживут, провернув дело. Но, как говорится, гладко было на бумаге…
До цели оставалось полчаса пути. Вдруг в стороне громко хрустнула попавшая под чей-то каблук ветка, и оба сталкера тотчас отпрыгнули под защиту случайных деревьев, разворачивая дула в направлении угрозы. В том месте, где секунду назад находились их головы, воздух с жужжанием прорезали пули.
- Патруль!!! – заорал Янки, выпуская рожок в смутные очертания за кустами и деревьями. Одна фигура, закачавшись, рухнула в кусты, другая, выронив оружие, секунду постояв, уверенно пошла прямо на сталкера.
С ужасом сталкер увидел в рамке прицела мертвый и ненавидящий взгляд солдата. Без сомнения, перед ним был зомби. Мушка автомата нащупала голову, раздался одиночный выстрел, и, откинувшись головой назад, второй раз убитый солдат свалился на землю.
Сталкер перевел дуло на еще одни подозрительные кусты и мягко потянул спуск на себя. Раздался сухой щелчок затвора, и Янки откатился за поваленное дерево, по которому лупили чужие автоматы, выбивая во все стороны щепки и древесную труху. Доставая из подсумка новый рожок, сталкер попутно взглянул на Гноя и похолодел.
С искаженным от боли лицом Гной катался по земле, держась за голову руками. Похоже, Контролеру, взявшему под контроль атакующий их отряд, не хватало сил взять еще одного человека, и сталкер отчаянно сопротивлялся его попыткам.
Щелкнув затвором, Янки высунулся из-за ствола и похолодел еще больше – с автоматами наперевес зомбированные солдаты шли в лобовую атаку. До передних из них оставалось не больше десяти метров, и он с ужасом понял, что рукопашная неизбежна. Единственным вариантом было бегство, но Гной… Обреченно вздохнув, Янки встал в полный рост и от бедра, не целясь, всадил длинную, до опустошения магазина, очередь в неровный строй атакующих. Четверо из них упали, но еще человек пять продолжали наступать. Непослушные руки обреченного сняли с пояса штык-нож и примкнули его к винтовке. Практически неспособный обороняться сталкер истуканом встал перед лежащим на земле товарищем, закрыв его от наступающих нелюдей.
Внезапно воздух содрогнулся от автоматной очереди. С сухим стуком пули впивались в тела зомби, и до сухого щелчка пустого затвора еще пять трупов упали на землю, остальные же продолжали наступать. Через секунду они должны были достичь впавшего в ступор Янки…
Из-за деревьев вышел Мрак с дымящимся АК за спиной и с огромным охотничьим ножом в руке и уверенно пошел на мертвых солдат. Те, повинуясь незримому командиру, развернулись в его сторону, но было уже поздно.
Череп ближнего к Мраку нападающего треснул от мощного удара кулаком. Другой упал с торчащей в пустой глазнице рукояткой ножа. Третьему Мрак с хрустом свернул шею, и тот упал на труп еще одного зомби, которого пришедший в себя Янки ткнул примкнутым к автомату штыком в спину. Последнего Мрак грубо ухватил за волосы и с размаху метнул его голову навстречу своему колену. Послышался жуткий хруст ломаемых костей, и обмякшее тело повалилось на груду поверженных врагов.
Янки сделал было шаг навстречу Мраку, как вдруг дикая боль сжала его виски и заставила со стоном опуститься на колени. Падая, он успел увидеть лежащего без сознания Гноя. Миг – и Янки также отключился.
Мрак молча потянул из кармана свой “Браунинг”, но взвести его уже не успел. Как будто туман обволок его голову, сдавливая её и заставляя подчиняться чужой воле. Туман давил все сильнее, и в то же время все внутри него заполнял черный страх. Это чувство не было физическим, Мрак понял, что его просто пытаются взять под контроль, превратить в такое же безвольное существо как те, кого он только что убил.
И тут страх сменился злостью. Дикая, всепоглощающая злость вытеснила страх и заставила его забиться в самые темные углы сознания.
Стали проступать контуры окружающих деревьев – зрение возвращалось к сталкеру. Повинуясь безотчетному порыву, Мрак передернул затворную раму, досылая патрон в патронник, и почти наугад выстрелил в чащу. В тот же миг в чаще раздался крик и послышался звук падающего тела, а остатки недавних ощущений исчезли, как будто их и не было.
Понемногу приходя в себя, Мрак опустил руку с пистолетом, из ствола которого вился сизый пороховой дымок. С тяжелым стоном поднялись на ноги Янки и Гной и непонимающе уставились на Мрака.
- Как… - только и смог выдавить из себя Гной. – Как ты противостоял Контролеру??? Ведь ни одному сталкеру это не удавалось! Разве только, когда Контролер был слаб или сталкеров было несколько… Но этот держал под контролем целое отделение солдат и вырубил нас обоих! Как ты…
- Не знаю, - впервые за многие годы Мрак выглядел обескуражено.
- А как ты вообще здесь оказался? – задал вопрос более менее отошедший от шока Янки.
- Я шел за вами от самого лагеря. Ведь не каждый день люди что-то ищут в Темном Лесу… Тем более платят за это столько, сколько вы. Что вы ищете? – спросил Мрак, плюнув на соблюдение дипломатического этикета.
Напарники переглянулись. Потом посмотрели на гору трупов у ног Мрака и на дальние кусты, за которыми лежал убитый Контролер. И наконец на все еще бледного после атаки Контролера сталкера.
Тяжело вздохнув, Гной потянулся за картой. Янки не стал его останавливать.



Полчаса спустя сталкеры вышли в искомый квадрат. Этот участок леса представлял собой высотку, разделенную пополам средней величины оврагом.
И никаких признаков человеческой деятельности. Только поросший лесом и густым кустарником холм да овраг.
- Ну и? – в один голос спросили Гной и Янки.
Мрак молчал. Он уже бывал здесь раньше, но подробно эту местность не исследовал – слишком она была открытой для взоров пилотов патрульных вертолетов, которые в перспективе могли бы здесь появиться.
Он и ожидал, что вход на базу будет замаскирован. Не могли её обитатели, уходя, не прикрыть за собой дверь.
Поэтому Мрак молчал. И молча наблюдал местность, выискивая в ней что-то, что указывало бы на присутствие человека. Он чувствовал, что это самое что-то лежит перед глазами и его надо лишь разглядеть.
И он нашел то, что искал. На немой вопрос товарищей он молча указал на два упавших в овраг дерева. Оба сталкера непонимающе уставились на него.
- Те деревья упали не сами. Их спилили.
И действительно: вместо неровных буреломных пней там, где когда-то стояли два красавца-клена были ровные, как столы, спилы. И, хотя пни густо поросли буйной растительностью зоны, все равно было заметно, что их пилили или рубили руки человека. А точнее зажатые в те руки пилы и топоры.
Спустившись в овраг и тщательно изучив его низ, Гной обнаружил следы колеи, по которой много лет назад вполне могла ездить любая гусеничная или колесная техника.
Отдохнув и перекусив, сталкеры принялись расчищать завал. К вечеру вход на базу был очищен. Тяжелая бронированная дверь так и не поддалась попыткам её открыть, но Янки нашел над ней решетку вентиляционной шахты. Один за другим сталкеры протиснулись туда, но на первой же внутренней решетке были вынуждены вылезти из неё, так как дальше она сужалась.
Мрак спрыгнул на пол и огляделся. Вслед за ним вылезли Янки и Гной.
Сталкеры находились по другую сторону входной двери. Тусклые фонарики выхватывали из кромешной тьмы элементы обстановки: помещение охраны у входа, стойку, на которой в былые времена стояло оружие для той охраны, пару распределительных электрощитов да два коридора, один из которых был завален обломками бетонных переборок, некогда державших потолок, а другой невдалеке разделялся на три.
- Предлагаю пока заночевать здесь. Дежурим по одному – вдруг здесь есть Карлики… Да и со времени последнего выброса прошла почти неделя, так что выходить наружу мы не бу…
С этими словами снаружи пронесся протяжный вой. Через вентиляционную шахту потянуло могильным холодом. Зона предвещала своим обитателям начало нового выброса…
Даже под защитой многометрового слоя земли и бетона сталкерам стало не по себе. Каждый из них пережил уже не один десяток выбросов, но от этого они не стали менее страшны. Через вентиляционную шахту ветер доносил жуткий вой бушующей снаружи бури, крики и рычание не успевших укрыться монстров всех мастей и расцветок. Выброс не щадил никого – под ним гибли зомби и Контролеры, слепые псы и крысы, сталкеры и солдаты… Не было еще выброса, во время которого бы не погиб ни один зазевавшийся сталкер или солдат блокпоста. Каждую неделю, плюс-минус пару дней, Зона с жуткой методичностью собирала свою дань с людей, дерзнувших пересечь её границы. Дань в виде представителей тех самых людей. Когда меньше, когда больше, но всегда.
Через полчаса всё стихло. Никогда ещё трое сталкеров не пережидали выброс в большей безопасности чем сейчас. Они представили себе, что сейчас творится снаружи, и вдруг эта мрачная и холодная база показалась им странно теплой и уютной. Двое из них улеглись спать под неусыпной охраной третьего, который через два часа будил одного из них, а сам ложился на его место.
Последнее дежурство в эту ночь выпало Янки. За час до подъема тому вдруг показалось, что откуда-то из темноты коридора доносится какой-то неясный скрежет и тихое перестукивание. Через пару секунд все стихло.
Сталкер хотел было приписать это своему воображению, но, подумав, поостерегся. Ведь, в конце концов, база тоже была частью Зоны, а значит, таила в себе не меньше опасностей, чем сама Зона.
И тут сталкера пробил озноб. Он вспомнил рассказ ученого, продавшего им карту. Еще тогда, в лагере, тот говорил им, что на базе проходили биологические исследования. И даже если предположить, что они выращивали, к примеру, новый сорт какого-нибудь помидора, то можно только догадываться, что с этим “помидором” могла сделать Зона.
Когда Мрак и Гной проснулись, Янки был белым, как мел, холодным, как жаба и мокрым от пота. На немой вопрос тот поделился с ними своими ночными переживаниями. К его удивлению, оба сталкера в один голос спокойно сказали:
- Ну, что ж, будем осторожнее.
Янки тихо отругал себя за трусость. Спокойствие товарищей соответствующим образом подействовало на него, и после завтрака он предложил:
- Знаете, а давайте попробуем с этих щитов подключить электроэнергию!
- Ты о них? – спросил Гной, указывая ножом с куском тушенки на дальнюю стену. – Не смеши! Какая, блин, электроэнергия на этой Богом забытой базе? Да здесь уже лет десять никого не было!
- Попробовать можно… - произнес Мрак. – Хрен его знает, может, у них тут аккумуляторы есть… Серьезная же база, вроде…
Вытирая руки о полу комбинезона, Мрак подошел к щиту. Тусклая лампочка осветила покрытую ржавчиной стальную пластину на стене, по которой от неё шло хитросплетение проводов с полуистлевшими обрывками изоляции. Сталкер попытался открыть ее, и она с гулким грохотом упала на пол, открывая доступ внутрь.
За крышкой оказалась почти нетронутая панель, изобилующая разнообразными переключателями и рубильниками. Мрак наугад переключил один из них, что-то треснуло и от проводки слегка потянуло палёной изоляцией. Переключение еще нескольких рубильников не принесло ровным счетом никаких результатов.
Внимание Мрака привлек стоящий особняком рычажок на блокираторе, выкрашенный в желтый цвет. Со второй попытки рычаг подался, что-то затрещало, где-то в темноте коридора прозвучал негромкий хлопок и над головами сталкеров тускло зажглась лампа, осветив помещение.
- Ну что, двинулись? – полуутвердительно спросил Мрак, направляясь внутрь базы. Гной и Янки нехотя последовали за ним.
Коридор производил гнетущее впечатление. Это был наполовину погруженный во тьму проход, под потолком которого едва угадывались уходящие в темноту трубы и кабели. Стены коридора были покрыты серой плесенью. Пол устилала старая потрескавшаяся кафельная плитка, кое-где переходящая в голый бетон. Во многих местах пол был покрыт бурыми пятнами засохшей крови.
Вскоре сталкеры дошли до развилки. С этого места коридор разделялся на три, один из которых продолжал идти прямо, второй поворачивал налево а третий отходил чуть вправо, после чего наклонно шел вниз вдоль первого.
- Разделяемся? – с неохотой спросил Гной.
- Да, - подтвердил Мрак. – Думаю, здесь можно не опасаться армейских перехватывающих радиостанций, так что связь поддерживаем постоянно.
Проверив исправность раций, сталкеры разошлись – Мрак пошел первым проходом, Гной правым а Янки – левым. Двое последних с видимым трудом согласились на это, так как Гной с детства побаивался темноты, а Янки был, мягко говоря, не в восторге от замкнутых пространств. Мрак же везде чувствовал себя в своей тарелке, а особенно здесь, полностью оправдывая свое прозвище. Через пару шагов он полностью растворился в окружающей мгле, и только мерный гулкий стук десантных ботинок по полу свидетельствовал о присутствии человека.
Вскоре чужие шаги затихли вдали. Немного погодя из динамика рации послышался щелчок и негромкий хриплый голос Янки:
- Эй вы там? Как слышите меня, приём?
- Нормально слышим, прогудел Мрак, сняв рацию с пояса. Че там у тебя?
- Да, похоже, добрел до жилых помещений… От коридора в обе стороны отходят двери, за которыми находятся небольшие жилые комнатки. Поживиться здесь явно нечем, всё давным-давно унесли… Так что я иду дальше. А как у вас, приём?
- У меня вообще полный швах, - отозвался Гной. – Спуск закончился и за ним идет широкий проход, заваленный пустыми стеллажами, шкафами и прочей рухлядью. Боюсь, как бы на карликов не нарваться…
Как раз к этому моменту Мрак дошел до конца своего тоннеля. Дальше следовала лестница вниз, на два-три пролета освещенная одной из немногих не перегоревших лампочек.
- У меня тут спуск. Может, пересечемся, Гной, не стреляй, если что…
- Лады, буду осторожнее… До связи.
Рация отключилась и вновь наступила могильная тишина. Гной убрал рацию и, негромко чертыхаясь, принялся расчищать себе дорогу через завалы арматуры. Он не глядя хватал за что попало мешающие передвижению конструкции и со злобой отшвыривал их так далеко, как мог.
Внезапно руки наткнулись на что-то мягкое и липкое. Отскочив назад, Гной с ужасом уставился на останки двух Карликов, которых неведомая тварь разорвала просто в клочья.
Холодный пот ручьями заструился по спине сталкера. Все окружающее пространство было залито запекшейся кровью, будто здесь разделывали свиней. Пол, стены, потолок и мусор были забрызганы темной кровью вперемешку с полуистлевшими останками не поддающихся идентификации существ. С идущих по стенам водопроводных труб свисали остатки одежды, в былые времена явно бывшие лабораторным халатом.
Сталкера пробил холодный пот. Скосив глаза на столь неподходящий в таких условиях “Винторез”, дрожащей рукой он потянулся к висевшему на бедре пистолету. Это был старенький пистолет Макарова – один из самых дешевых и распространенных в зоне стволов, который каждый сталкер с удовольствием сменил бы на любой другой. Постаревшие, со стертыми бойками, пистолеты эти были до жути ненадежны и Гной долгое время собирался его сменить, но недешевые боеприпасы к винтовке постоянно откладывали эти планы. Теперь же мокрые от пота пальцы царапали тугой затвор, безуспешно пытаясь взвести оружие. Наконец рама подалась, и патрон с сухим щелчком дослался в патронник. Зажав в правой руке оружие, левой он попытался нащупать передачу на рации. Прозвучало сухое шипение статики, и вдруг оно стало стремительно затихать - батарея разрядилась.
Внезапно Гной понял, что он остался один, ведь связи с товарищами уже нет. Холодная рука паники легла на плечо, и сталкер стал истерично звать напарников, но лишь глухое эхо помещения было ему ответом. Взгляд обшаривал подсвеченную фонариком комнату, натыкаясь на картины, достойные произведений Кинга и Хичкока. Наполовину обезумевший Гной опрометью бросился обратно, но отброшенные им же арматурины не давали пробираться назад, а фантазия дорисовывала за спиной орды монстров, охочих до человеческого мяса.
Сталкер понял, что если сейчас не унять панику, есть шанс лишиться рассудка насовсем. Он заставил себя остановиться, глубоко вздохнул, и, бросая вызов своей бурной фантазии, резко развернулся к темноте, выставляя вперед ствол и тусклый луч налобного фонаря.
Однако иногда наша фантазия нас все же не обманывает...

13:14 

Эпидемия

Si vis pacem para bellum
Человек А: "По существу: устала. Чувствую себя вне системы, когда ты сам — система.
Хочу меньше людей и звуковых колебаний на квадратный сантиметр моего пространства."

Человек О: "Хочу свалить отсюда сама на необитаемый остров."

Человек И: "Как же все достало. Хочется уехать подальше от всего и от всех"

Человек А2: "Все достало. Все достали. Я устала."

***

Сам по себе факт того, что хорошие люди говорят и пишут такие вещи, друг друга не зная, в один момент времени и абсолютно синхронно, не может радовать, когда тебе на них не пофиг. Но с другой стороны, эта синхронность и полное отсутствие связи между собой позволяет списать все на солнечные вспышки, магнитные бури и прочий атсрал, который от нас не зависит и повлиять на который мы не в состоянии. Надо просто пережить эту волну лажи.

14:09 

Ударь меня, о великий ударник

Si vis pacem para bellum
Эх... Вроде с одной стороны - писать не переписать всего за прошедшую неделю, с другой - пишется не без пробуксовки. Ну да попробуем

О хорошем. Начну с конца, то бишь с момента нынешнего - в колонках играет красивенный римейк попсовой песни Джорджа Майкла (см. внизу страницы). После таких писать не особо самому хочется - все равно так не выйдет. А как выйдет - сегодня посмотрим, я вроде как с Илюхой иду общаться на сходняк группы. Может, за ударку сегодня сяду и бас свой заберу.

Поднял себе карму, поймав за шиворот пикирующего под поезд метро бухого мужика.

Съездили с Олей к Геннадию. Это было шикарно, впечатления отдельным закрытым постом.

Вчера после работы пошли с Дивиной в Монте-Карло и приговорили по 5-6 бокалов пива на персонажа. Совершенно башнесрывно поговорили обо всем - от перемывания чужих костей до, пардон, обсуждения различных аспектов секса. Получил море удовольствия, потому что соскучился по любимой белокурой заразе))) Потом опоздал на метро и попер домой от ВДНХ своим ходом.

Возможно, в скором времени нарисуется новая работа. Ну, это как получится.

Раззнакомился с байкерами из клуба Легион, сидя в баре и бодро болтая с челом, оказавшимся в итоге президентом клуба.

О нехорошем. Чертовски ноет бедро в шандарахнутой ноге. Мб, на погоду, мб еще на что. Черт его знает. Еще устал за неделю как собака, а ведь в конце следующей недели надо будет свалить на три дня из Киева на повоевать.

Плотно подсел на ВоТ. Уже выкачал два ТТ 6лвл, ПТ САУ 5 лвл, ЛТ 4 лвл и СТ 5 лвл, плюс на подходе ТТ 7 лвл. Хотя до Корвина мне все равно далековато)

Снова пишу. Во всех смыслах. И если с одной стороны подстегивает нищебродство, то со второй - милая кареглазая муза.

***

читать дальше

@музыка: Seether - Careless Whisper

17:18 

Скакуны небезизвестных личностей

Si vis pacem para bellum
1. Арагорн - Хазуфел, Рохирин, Брего.
2. Гендальф - Шэдоуфакс
3. Зорро - Торнадо
4. Джордж Вашингтон - Блускин, Магнолия, Олд Нельсон, Роджер Лео
5. Александр Великий - Буцефал
6. Йожеф Пилсудский - Каштанка
7. Маршал Маннергейм - Китти
8. Петр Великий - Лизетт
9. Король Артур - Лламрей, Хенгроен
10. Наполеон - Маренго
11. Симон Боливар - Паломо
12. Елизавета Вторая - Бурмесс
13. Калигула - Инцитатус
14. Пеппи Длинныйчулок - Альфонсо
15. Дон Кихот - Росинант
16. Леголас - Арод
17. Глорфиндель - Асфалот
18. Том Бомбадил - Фэтти Лампкин
19. Эомер - Фаерфут
20. Теоден - Сноумэйн
21. Эовин - Виндфолла
22. Ахиллес - Баллиус и Ксантос
23. Посейдон - Гиппокампус
24. Один - Слейпнир
25. Леди Ястреб - Голиаф
26. Ксена - Арго
27. Капитан Кристофер Пайк - Танго

Страна должна знать героев в лицо, ну или хотя бы по имени)
запись создана: 01.11.2012 в 13:02

16:14 

Коза ностра

Si vis pacem para bellum
На днях собрались с Кроликом, Владом и Скоробогатовым в "Бобра" попить пива. Попили, а потом мы с Кирей еще остались на пол-ночи играть в мафию с байкерским клубом "Легион". После чего, пошатываясь и идя домой, я осознал, что душу посетило забытое чувство покоя. Вряд ли надолго, но все равно круто.

Вчера поступило новое предложение о работе, и как только оно выгорит, надо будет о нем похвастаться)

Еще некоторые окружающие люди, несмотря на все свои плюсы, начинают бесить. Причем кошмарно бесить. С этим надо что-то делать, блин.

Еще на днях был у мелкого дома в отсутствие кого либо рядом. И, черт, давно же я не выкручивал комбик в максимум и не рвал воздух диким гитарным дисторшином... Воистину, иногда это бывает круче, чем выть на луну.

Эх...

Меня замучила идея,
Куда я мчусь, кто я и где я?
Я встал посередине и аварийка замигала
Мне нужно все начать иначе и сначала...

@музыка: Люмен - Гонка

22:01 

UPD.

Si vis pacem para bellum
P.S: Идти таки пришлось - мамахен позвонил и пригласил в гости, сказав, что у нее в гостях Маша Д. Для справки, Маша Д - самое ангельское существо, которое я когда-либо видел. Видел я ее давно - вроде еще перед армией, и соответственно, было крайне интересно, насколько это воздушное создание, выглядевшее так, будто ее по утрам птицы одевают, изменилось. Что ж, почти не изменилось) Даже поговорили втроем с ней и малым о музыке, поиграли на гитаре (мы с малым, по крайней мере - она фортепианщица), потом она дала мелкому пару советов по композиции и ей пора было уходить. А теперь мы с мелким снова сидим и шпилим в танчики. Буйя)

21:20 

Matrix: Reloaded

Si vis pacem para bellum
Очередное словоизвержение, набираемое в порядке нежелания идти за покупками. Соответственно, набирается оно весьма и весьма не спеша)

Ну, во-первых, после хзскольколетнего молчания сегодня объявилась не кто иная, как Баньковская. За это время она успела развестись, что в совокупности с историей Даши и Маши начинает наводить на мысль, что есть существенное различие между мной и ГГ фильма "Удачи, Чак". Впрочем, ни одна из трех ни о чем не жалеет, так что хз. Вообще, она практически не поменялась, разве что немного поправилась. И как-то сбросила груз муторности, который предварял в свое время прекращение нашего общения.

Во-вторых, ощутил острую потребность в неделе... Кхм... Назовем это "внутренним карантином". Ну или прививкой от сам знаю чего. В свое время подобные мероприятия в моем лексиконе назывались ребутом, и по факту являлись чем-то вроде медитации на ходу.

В-третьих, приятно поразил отец. Мало того, что он, проторчавший сутки на избирательном участке наблюдателем, не стал меня ни тащить туда, ни отчитывать за политическую несознательность, так он еще и выдвинул идею сходить по грибы. Впервые за 25,5 лет нашего знакомства. Правда, сходить не получилось и в ближайшее время вряд ли получится по причине холодов, но пару раз в дальнейшем пообщавшись у меня сложилось впечатление, что наши отношения выходят на качественно новый уровень. И это круто, Кхорн побери.

В-четвертых, пора отъедаться. 67 кг для 172 см - это гониво.

(Ремарка - вот переписываюсь с Баньковской, которая сидит на паре, и сдается мне, что то ли ее катализировало, то ли они в меде употребляют весьма забористые вещества).

И в-пятых, замечательное душевное творение хорошего человека, пафосная милитаристская музыка, флэшбэки прошлого, херовая погода и отсутствие необходимости идти сегодня куда-либо, кроме магазина, настраивают на весьма нефиговый лад. Рок, господа!)
запись создана: 30.10.2012 в 15:01

@музыка: OST "The Rock"

11:27 

Повтор старого моба

Si vis pacem para bellum
Лог первых фраз за каждый месяц прошлого года:

Январь
ЧУВАК, БЛИН, КАК ДОСТАТЬ НАСТРОЕНИЕ ИЗ ЖОПЫ???

Февраль
В субботу, на дээр Корва, впервые в жизни послал человека нахуй прямым текстом

Март
Сижу у Роста, шпилю в Ретрибьюшн, вылизываю семиполосную статью по вселенной Вахи и понимаю, что надо было родиться на тридцать восемь тысяч лет позже.

Апрель
Жизнь, сцуко, вообще богата на события, лулзы и откровения. Рок, господа!

Май
Ну вот мы и вернулись из Карпат. Попутно отметив мой, за ногу его, дээр.

Июнь
Подсел на Райз Эгенст. Навестил Леху перед операцией.

Июль
Вчера состоялся очень содержательный разговор с мачехой и отцом

Август
Не успел зарасти шрам на брови, как мы поехали на берег моря в заброшенный лагерь на ночную

Сентябрь
Встретился наконец-то с Олей, результат немного предсказуем, чего нельзя сказать о формулировке. "Ты для меня слишком сильная натура, мне нужен кто-то послабее, кем я могла бы управлять"

Октябрь
Отыграли закрытие сезона

Ноябрь
-

Декабрь
Пора подыхать

*********
Так вот. Особенно радует резюмирующая декабрьская фраза)

11:13 

Салли, Дэйв и Роман Григорьевич были правы

Si vis pacem para bellum
Хорошо встречать уникальных людей. Хорошо строить с ними долгоиграющие отношения. Хорошо, и плохо одновременно. Хорошо - потому что эта совместная история дарит моменты, ради которых хочется жить. Плохо - потому что местами попадаются моменты, после которых жить напротив - совершенно не хочется. Такая вот палка о двух концах - можно не пускать никого дальше определенной черты и, как было писано на стене у сокомандницы, "Бежать, сбивая ноги, бежать, как Форрест Гамп, не искушая судьбу, зная, чем это все заканчивается"; или же все-таки пускать, впоследствии раз за разом пожав плоды этого решения.

И это касается многого - дружбы, любви: любых степеней привязанности. Причем по закону ли природы, или по банальному лузерству рано или поздно наступает момент, когда ты понимаешь - степень взаимных ожиданий у вас совершенно разная. Причем неважно, кто к кому привязан больше, а кто меньше - сам факт разницы потенциалов очень болезненен и напрягающ. Это немного похоже на то чувство, которое испытываешь, когда упрекают в чем-либо вроде "почему ты не заходишь". Только мощнее. Особенно тогда, когда в памяти свеж начальный период общения, когда степень привязанности была равнопотенциальной или же по крайней мере казалась таковой.

И, черт побери, со временем такое наблюдается на всех уровнях близких отношений. С друзьями. В семье. С уникально близким и дорогим человеком, от различий взглядов на будущее с которым душа рвется в клочки и тлеющей бумагой улетает за горизонт. И хрен его знает, что с этим делать.

@музыка: Godsmack - I Stand Alone

@настроение: Disturbed - I'm Alive

21:52 

Поле, ветер, свобода...

Si vis pacem para bellum
Сегодня был совершенно фантастический день. День, по самую макушку вогнавший меня в состояние, максимально близкое к понятию "счастье"...

С утра, закончив дела на работе, встретился с... Хм... Проводницей в мир кончезаспинских просторов и поехал с ней на кончезаспинскую конюшню. Оседлали ей мерина и мне кобылу, и понеслось...

ВСЕ описывать не буду, ВСЕ - в закрытую запись. А в основном... Это шикарно. Таких эмоций и чувств во время верховой езды я не получал никогда. Были сильные, были башнесрывающие, но эти - это что-то новое. Когда, натерев на галопе задницу до кровавого мозоля (да, оказалось - это не фантомное ощущение), когда все суставы ниже пояса воют и просят политического убежища, а ты едешь размеренным шагом и поешь. Не факт, что для себя, не факт, что для нее. Просто поешь. И тебе так классно, так хорошо, так спокойно и радостно, что душа вылетает наружу и начинает описывать круги вокруг двух едущих плечо-в-плечо всадников. Черт, впервые в жизни я пел верхом, будучи не один...

Милка выдает дробное урчание, и мне в голову приходит кое-что. Песня, точнее - ее припев. И мне параллельно, что, где и как у меня болит:



А потом спустя какое-то время сидим на берегу залива, лошади привязаны сзади, и хочется перестать нуждаться в еде, воде и сне и просто так и сидеть без счета времени и посторонних мыслей. Это непередаваемо. Я думал, такое чувство у меня будет лет через много, передо мной будет обрыв, сзади будет байк а рядом не будет никого. Но я ошибся. И это оказалось лучше, чем я до этого мечтал.

Сегодняшний день был сказкой. И я хочу сказать огромное спасибо той, кто провела меня туда.

@музыка: Disturbed - Liberate

@настроение: Orlight

15:31 

Полет (рекомендуется читать под In Extremo - Vollmond)

Si vis pacem para bellum
...правая рука треплет длинную вьющуюся гриву, левая держит повод, лоб уперт в шею огромного коня. Слышно тяжелое дыхание из-под широких ноздрей, гулкие толчки мощного сердца. Понемногу твое собственное дыхание и сердцебиение приходит в унисон с ним. Изнутри коня поднимается волна силы, мощи и энергии и выливается в низкий громоподобный храп. Поворачиваешь голову и встречаешься взглядом с его взглядом из-под густющих бровей и широкой волнистой гривы. И ты чувствуешь в его взгляде нечто большее, чем просто приглашение в мир обезбашенной четвероногой скорости - это предложение взорвать вдвоем это пространство, время и вселенную.

Огромные колоннобразные ноги переминаются в нетерпении, и одним прыжком ты оказываешься в седле. Берешь стремена, усаживаешься поудобнее. А пока разбираешь повод, из головы вылетает все лишнее: переживания, мысли - их больше нет. Есть только ты и он, дорога и скорость, закат и ветер, и вы оба опускаете голову и взгляд. Опускаете для того, чтобы через мгновение посмотреть из-под бровей вперед и улыбнуться одним уголком рта. Взорвем этот вечер...

Все тело и разум синхронно говорит "Вперед!" Как предвестник бури, по асфальту раздается мерный стук гигантских копыт. Медленным, уверенным шагом набирается понемногу скорость в ногах и воздух в легких, чтобы при выходе на простор вырваться наружу... Но вот боковое зрение перестает замечать по бокам заборы и машины. Вы в степи. Вы свободны. Слышишь? Слышишь???

Чистый, незамутненный взгляд и огромная гривастая голова взвиваются вверх со свистом одного и раскатистым ржанием другого. На кажущийся вечностью миг передние копыта отрываются от земли, выстукивая дробь по воздуху перед собой, и тут ты не трогаешься - ты просто взлетаешь, прорываешь грань реальности и оказываешься в абсолютно другом мире. В мире, где навстречу несется бескрайний простор крымской степи с кромкой гор на горизонте и тонущим в волнах закатным солнцем. Где дышат только ветром, а пьют только свободу. Где нет никого, кроме бескрайнего простора и вас двоих.

Как стяг на древке знаменосца развевается на ветру длинная косматая грива, как гром землетрясения молотят землю мохнатые копыта, как рука любимой девушки шевелит волосы проказник-ветер. Нет времени, нет прошлого, нет будущего - есть только настоящее, в котором вы оба - боги этой запрещенной реальности...

...гулкий храп, и ноги снова перешли на шаг. Лишь прерывистое дыхание обоих и взмокшие разгоряченные тела напоминают о сумасшедшей гонке с самими собой. Ну и еще взгляды. Уставшие и немного грустно приопущенные, но все же имеющие что-то, что мало где можно встретить - осознание себя, друг друга, собственной мощи и осознание того, что ты можешь поймать аналогичный взгляд хотя бы одного существа. Существа, которое не очень похоже на тебя внешне, но которое поймет тебя лучше, чем твои собратья.

Тяжелый шаг понемногу замедляется, и вдруг останавливается совсем. Одним прыжком оказываешься рядом с ним, он поворачивает голову к тебе и какую-то секунду вы так и стоите. А потом наклоняете головы друг к другу и чешетесь носами с тихим смехом и легким храпом соответственно, говоря друг другу спасибо за экскурсию в страну свободы.

@музыка: In Extremo - Vollmond

@настроение: Вы даже не представляете

02:47 

Дошло

Si vis pacem para bellum
Блин, отключите мне мозг, я устал столько думать...

Честно. За последнее время столько всего передумал и перепереживал, что понемногу становится тошно от бешеной активности содержимого моего черепа. В эту степь идут и амуры, и работа, и учеба (с окончанием универа перешедшая в стадию многогранной самопрокачки), и сама жизнь, отношение к ней и планы на нее. Вообще, надо бы закрыть эту запись, но с определенного момента понял - а зачем? Все равно выбранная на жизнь политика такова - пускай люди, общающиеся со мной, знают, насколько я гидроцефал. Мне надоело притворяться, изображать из себя кого-то другого даже тогда, когда это вроде как нужно для достижения тех или иных целей. Пускай 95% окружения прозреют и отвалятся к лешему, но пускай останутся те, кому не тошно от меня настоящего.

Амуры. Казавшееся бесконечным самокопание в этом вопросе таки подошло к логическому завершению. Это как качать скайрим с рапидшары - процесс кажется бесконечным, но когда он заканчивается - ты в шоке. Он таки конечен! Так и в этом случае. ТЕПЕРЬ я отдаю себе отчет - все мои предыдущие отношения не прошли бесследно. Я помню их все. Помню их радость и помню их боль. И каждой девушке, с которой я был, я отдал часть себя, и часть каждой из них осталась во мне - начиная с Кати, на которой я хотел жениться по возвращению из армии, и заканчивая Алисой, которую я трахнул 4 раза в первый и последний день нашего знакомства. И хватит пытаться избавиться от "призраков прошлого" - их нужно просто принять. Как и тот факт, что при виде фаерщиков я всегда вздохну с воспоминаниями о Томе или при реве мотоцикла усмехнусь так и не начавшимся отношениям с Аней. Как и то, что я не зарекаюсь - что-то из этого прошлого завтра вполне может стать и настоящим. В конце концов, я никогда не отворачивался от тех, кто когда-либо был мне дорог. Это мое, и это я.

На данный момент все тоже гораздо проще, чем может показаться. Без имен, на всякий случай, но все же - я постоянно думаю об одном человеке. Вспоминаю ее улыбку, смех, голос. Мы очень похожи, и мы оба друг другу нравимся. Только одна проблема - она не одна. Я не собираюсь отбивать ее, не собираюсь доказывать, что я лучше, но как говорит Изя, "будем посмотреть". Мне кажется, нас тянет друг к другу, и если притянет окончательно - пусть так и будет. Если нет - что ж, думаю, переживу. В конце концов, глупо пройти через столько всего и позволить себе сойти с рельс от подобного фэйла.

Работа. Практически синхронно с Томой я потерял еще и свою работу, на которой впахивал почти 6 лет. Что я скажу - ну и хрен с ним. Все равно рано или поздно это бы закончилось. Остро нуждаясь в избавлении от морального раздрая, я вернулся на конюшню, и она дала мне этот отходняк и минимум финансов, чтобы продержаться. Последующая попытка устроиться в Милитарист не увенчалась успехом и я не получил офигенную зп, но в то же время остался свободен. Сейчас я в плавающем состоянии, но ближайшую неделю это не актуально, поскольку я сижу у кума и кумы в Севастополе и заряжаюсь спокойствием на месяцы вперед. Через неделю я вернусь, и я знаю, что найду место, которое не оставит меня с голой жопой и без средств к существованию. Просто знаю. Все будет отлично, и никакой дизлак не в силах мне помешать.

Жизнь. Я четко знаю, чего от нее хочу. Хочу построить отношения и семью с достойным человеком и иметь все ресурсы для этой постройки. И мне нет смысла с этим спешить. Я здоровый, неглупый и не самый уродливый мужик, и достижение этой цели для меня всего лишь вопрос времени. Нет, я не собираюсь ждать, пока счастье свалится мне на голову само. Но и не собираюсь рисовать себе сроки, планы и прочую лабуду, которая все равно развалится к черту под весом обстоятельств, перемен и изменений собственного внутреннего настроя. Знай, чего хочешь завтра, и максимально приближая это завтра к запланированному, ты сам придешь через 5, 10, 50 лет туда, куда нужно. Я в это верю и я это знаю.

А вообще я люблю жизнь, и мне плевать, что она не любит меня. Меня окружают люди, которые не оставляют меня в беде. Рост, который грубостью и цинизмом способен выбить из меня любую депрессивную дурь. Дивина, которая душевным и теплым словом всегда способна вернуть веру в себя. Влад, который за пару часов общения способен напрочь лишить чувства одиночества.Командор, который вообще всегда сам по себе поможет и поддержит как раз так, как нужно в эту минуту, как минимум - переключив тебя на другое (зачастую даже сам не замечая, как он это делает и насколько это своевременно). Ленин, который за последние пару дней напомнил мне, что такое дух братства. И это далеко не полный список людей, которым я обязан собой сегодняшним.

Вот так вот. А сейчас пора на горшок и спать. Доброго вам времени суток, люди, которые каким-то чудом прочтут этот пост.

@музыка: Нойз МС - Выдыхай

@настроение: В порядке

Хроники бывшего человека

главная